Чем опасна Служба финансовых расследований
Нынешний законопроект о СФР написан в лучших традициях «азаровщины»

автор: Александр Шемяткин

издание: «Forbes Украина»

11 июня, 2014 Пресса

Читать статью на сайте Forbes Україна.

Кабинетом министров Украины в конце мая был согласован проект закона «Об основах противодействия и борьбе с экономическими правонарушениями и осуществление финансового контроля». В таком виде, как он есть сейчас – это, очевидно, не шаг вперед.

Создание новых структур упрощает вопрос с увольнением старых кадров и помогает разрушить старые отработанные каналы решения вопросов. Кроме того, в одном органе концентрируются функции нескольких ведомств. Предположим, что идеологи создания СФР действительно руководствуются общественными интересами. Но в таком случае следует наводить порядок во всех существующих ведомствах, которые занимаются экономическими правонарушениями, без создания отельной структуры.

За 100 дней работы новая власть так и не решилась на поголовную люстрацию, а все остальные половинчатые меры не работают. Поэтому создание СФР можно рассматривать как альтернативу люстрации в органах, занимающихся экономическими преступлениями.

Однако создание Службы финрасследований – это дополнительный расход бюджетных средств, что может быть оправдано лишь в том случае, если она будет создана совершенно на иных принципах, чем существующие сегодня структуры. Эти принципы должны обеспечить открытость, эффективность, которая будет определяться по реальным показателям, и наличие общественного контроля.

Проект закона о создании СФР подготовлен в прямой противоположности названным принципам – в лучших традициях «азаровщины». Вопросы к документу начинаются с его терминологии. Экономическое правонарушение – это правонарушение, которое посягает на экономическую безопасность государства. Экономическая безопасность – это состояние экономики, при котором обеспечивается стойкий экономический рост. Возникает вопрос: где в Украине такое состояние экономики? Если его нет, то невозможно и совершить экономическое правонарушение. Зачем вводить этот термин?

Проект уходит от использования термина «правоохранительный орган», вводя новое понятие – сотрудник центрального органа исполнительной власти. Но если цель – придать службе вид гражданской службы, то это не срабатывает, поскольку следователь – это всегда следователь, в погонах он или в костюме. Это человек, наделенный процессуальными правами, предусмотренными Уголовным процессуальным кодексом, в том числе, вручать повестки, допрашивать. Непризнание СФР правоохранительным органом вызывает недоумение: что же это тогда такое? Усиливает это непонимание и наделение СФР правом проводить аудит.

Проект прямо предусматривает дублирование Службой функций налоговой и таможни в вопросах проведения налоговых проверок. Украина уже проходила период, когда налоговые милиционеры участвовали в налоговых проверках. Спросите у бухгалтера или директора, прошедших такие проверки, готовы они на повторение? Вряд ли. Требования бизнеса – убрать налоговую милицию из налоговой проверки – были вызваны именно необходимостью разделить аудит и расследование уголовных дел. Если идеологи СФР имели в виду другое, то это необходимо конкретизировать.

Там, где действительно присутствует уклонение от уплаты налогов, там, как правило, нет первичных или кассовых документов. В таких случаях аудит – это не метод выявления правонарушения. Такими методами является оперативные следственные мероприятия: наблюдение, опрос, сбор информации у третьих лиц, анализ информации в различных базах данных и так далее. Однако проект этой сферы деятельности СФР вообще не касается.

В документе отсутствует хоть какой-то намек на гражданский контроль за работой СФР. Но без действенных институтов контроля власть обречена на деградацию. Проект должен предусматривать институт обратной связи – возможность отстранить по требованию налогоплательщиков любого сотрудника СФР. Например, подписали на сайте петицию 100 000 налогоплательщиков – глава СФР считается автоматически отстраненным от выполнения своих обязанностей. Подписало 10 000 на местном уровне – глава местного подразделения отстраняется. И так далее. Проект предусматривает, что деятельность СФР координирует и направляет Кабмин, а отчитывается СФР один раз в год перед парламентом. Это вряд ли можно назвать институтами контроля.

Кроме того, соблюдение прав налогоплательщиков должно гарантироваться через ответственность проверяющих структур, чего в законопроекте нет. Наоборот, прямо предусмотрено, что сотрудники СФР не несут ответственности за причиненные убытки. Это делает государство за деньги того же плательщика налогов. Если бы сотрудник за необоснованное возбуждение уголовного дела компенсировал хотя бы раз расходы налогоплательщика на копирование документов, услуги адвоката, то в следующий раз подумал бы, стоит ли так поступать. Огромных усилий стоило запустить процесс закрытия необоснованных уголовных дел. Это во многом стало возможным благодаря фактору «попередников». А что будет через год? Новые дела в рамках СФР, но которые уже не закроешь? Поэтому шагом вперед могла бы стать реальная ответственность и возможность общественности отстранить любого сотрудника СФР.

Предоставление всевозможным органам копий проектов документов – это отдельная проблема для бизнеса. Проект ее не решает. Наоборот, сотрудникам СФР предоставлено право запрашивать копии документов. Запрашивать в качестве кого? Ревизоров или следователей? По какой процедуре? Если бы в проекте было предусмотрено, что плательщик налогов обязан предоставить копии документов государственным органам единожды, а дальше госорганы сами должны разбираться, вот это было бы новшеством. А так – это классика «азаровского» налогового кодекса.

Проект не делает СФР таким уж единым органом. Остается целый ряд других контролеров: счетная палата, госфинмониторинг, МВД с правом расследовать дела по ст. 191 УК (используется в случаях с возмещением НДС). Не решается вопрос с прекращением практики автоматического внесения данных в ЕГРДР на основании акта проверки. В УПК не вносят изменений относительно свидетеля, которого бесконечно вызывают на допрос и который по сути уже и не свидетель, а подозреваемый, но без каких-либо внятных прав.

Однако, умалчивая о многих необходимых моментах, проект предусматривает право СФР принимать нормативно-правовые акты и давать разъяснения,  а также – обзаводиться санаториями, здравницами, учреждениями образования. Это никак не вписывается в концепцию экономии бюджетных средств. Вопросы социального обеспечения надо регулировать выплатой достойной зарплаты и системой страхования, за счет которых сотрудник СФР и решит свои вопросы. Санатории, в которых отдыхает «элита», или больницы «для своих» – это вчерашний день. Государство должно избавляться от этого «актива» и подобной практики.

Общество устало от недоработанных проектов и концепций, от постоянных перестроек. Да и дорого это все. Идея создания СФР может иметь положительный эффект, только если это будет комплексный и современный подход, отработанная концепция и качественно выписанный законопроект. К сожалению, этого сегодня нет. Если идеологи создания СФР действительно движимы идей общественных интересов, то проект должен быть значительно изменен. Сегодня власть демонстрирует открытость и готовность к диалогу. Этим надо воспользоваться и помочь создать Службу финрасследований по новым стандартам. А если власти не услышат доводы общественности, то нельзя допустить принятие такого законопроекта.

Просмотры 3005

Прокомментировать