Под колпаком: уголовное преследование украинцев стало проще инициировать

комментатор: Александр Минин  

автор: Вилен Веремко

издание: "Контракты.ua"

01 апреля, 2013 Пресса

Читать статью на сайте «Контракты»

По новому уголовному процессуальному кодексу (УПК) правоохранителям (в том числе налоговой милиции) стало легче начать уголовный процесс. Теперь не нужно возбуждать уголовное дело. Достаточно получить заявление (найти информацию) о совершении уголовного правонарушения.

Следователь в течение 24 часов обязан внести соответствующие данные в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР), и процесс пошел. Правда, если в течение проверки в рамках расследования (7-10 дней) установлено отсутствие состава преступления в действиях, о которых было заявлено, уголовное производство закрывается. Впрочем, соответствующее постановление следователя может быть обжаловано в суде. А вот обжаловать возбуждение уголовного дела, как было ранее, теперь уже не получится. В любом случае процесс дойдет до суда.

Более того, подозреваемый может узнать о своем статусе многим позже, нежели данные о нем будут внесены в ЕРДР. И все это время правоохранители смогут тихо проводить следственные действия без его ведома (слежка, прослушка и т.д.). Если позже окажется, что заявление о совершении преступления было ложным, полученные в ходе оперативных мероприятий данные не могут быть доказательством по данному делу. Однако, таким образом, правоохранителям удастся практически легально получить много интересной информации, в том числе коммерческой.

Аноним оклеветал

Стоит отметить, что Кодекс не признает анонимных уведомлений о преступлениях. Однако остаются вполне реальные возможности заявить на неугодного соседа, знакомого, конкурента по бизнесу или просто «нехорошего человека» под вымышленным именем. Информация будет внесена в реестр. При этом заявитель может не понести никакой ответственности за ложный донос.

Впрочем, старший партнер ЮФ «КМ Партнеры» Александр Минин обращает внимание, что хотя формально в УПК нормы о проверке имени заявителя нет, по крайней мере, при устном уведомлении правоохранители обязаны проверить соответствующие данные. Это предусмотрено и Положением о порядке ведения реестра досудебных расследований, согласно которому заявитель под роспись предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложную информацию. А ч. 5 ст. 214 УПК требует внести в ЕРДР в том числе фамилию, имя, отчество (ФИО) или наименование потерпевшего (заявителя). Если в реестр запишут вымышленные данные, можно говорить о внесении недостоверной информации, или невнесении информации, предусмотренной законом. Потому последующие действия по проведению расследования будут неправомерны. То есть собранные доказательства не могут быть признаны должными.

Иная ситуация, когда уведомление о преступлении подано посредством почты, по телефону и другими средствами связи. Взять расписку тут не получится. Александр Минин считает целесообразным определить в УПК, что при принятии заявления необходимо установить личность заявителя и/ или полномочия лица, которое подает заявление от имени юрлица. Или хотя бы предусмотреть, что при первой возможности надо подтвердить его личность. В ином случае вносить соответствующие примечания в ЕРДР, а также информацию, что заявитель не уведомлен об уголовной ответственности за заведомо ложное заявление. В свою очередь, управляющий партнер АО «АЛИАС» Александр Горовой также замечает, что любое письменное заявление, которое пришло почтой, даже от вымышленного лица, если указано его ФИО и адрес проживания, регистрируется в ЕРДР и по нему проводятся следственные действия. «Но, воспользовавшись положением об игнорировании анонимных заявлений, любое из них, в подлинности которого есть сомнения, можно отнести к анонимным и не рассматривать», – допускает он.

Показалось преступление

Факты использования «мертвых душ» в уголовном процессе пока не зафиксированы, но стоит помнить, что новый УПК начал действовать совсем недавно. Зато практике уже известна другая проблема. Досудебное расследование могут открыть по заявлению, которое основывается на предположениях, или при «самостоятельном выявлении из какого-либо источника обстоятельств, которые свидетельствуют о криминальном правонарушении». «По той категории дел, которыми мы занимаемся (в основном они связаны с налогами) это может быть, например, «анализ» или «умозаключения» сотрудника налоговой службы о том, что, возможно, какое-то предприятие уклоняется от уплаты налогов», – рассказывает Александр Минин. При этом вывод делается, например, на основании того, что рентабельность предприятия меньше учетной ставки НБУ (ныне 7,5%). Или даже ставок по депозитам в коммерческих банках. Мол, в таком случае предприятие уклоняется от уплаты налогов, поскольку ему выгоднее было бы все деньги положить в банк, и зарабатывать на процентах.

К счастью, такие утверждения пока звучат только в устных беседах с налоговиками. Но при этом последние не исключают, что вскоре подобные выводы могут действительно стать аргументом для регистрации заявления о преступлении. А вот открытие уголовных дел в связи с обычными ценами, исключительно на основании внутреннего анализа деятельности предприятия налоговиками, без проведения его проверки, уже реальность. Дальше можно только гадать.

Под колпаком

Важно помнить, что регистрация заявления, кроме прочего, дает возможность правоохранителям проводить негласные следственные действия. Александр Горовой замечает, что соответствующая глава УПК корреспондируется с законом об оперативно-розыскной деятельности (ОРД), который и ранее разрешал проводить негласные следственные действия по разрешению суда. Новый кодекс конкретизировал перечень ОРД и дал права следователю и прокурору проводить часть из них без разрешения суда. Иные проводятся по решению следственного судьи.

Согласно ст. 246 УПК негласные следственные действия могут проводиться только в тех случаях, когда данные о преступлении и о лицах, которые его совершили не могут быть получены иным образом. Но Александр Минин подчеркивает, что это оценочное понятие. При чем оценивает и дает разрешение следственный судья. «То есть тут надо полагаться на оценку судьи и доверять ему. А какой у нас уровень доверия к судебной системе показывают соответствующие исследования«, – говорит адвокат. Возражения на решение следственного судьи можно будет подать только постфактум, при подготовительном производстве по делу уже в суде. Александр Горовой также обращает внимание, что следственные судьи – это не новая генерация судей, не отягощённых телефонно-корпоративным правом и мечтающая сделать правосудие именно правосудным. Наоборот – это опытные, сформировавшиеся судьи с многолетним багажом устоявшихся взглядов и привычек. «Крайне тяжело такого судью вынудить быть объективным и не стоять только на стороне обвинения, – поясняет он. – Зачастую лишь полный инфантилизм прокурора в процессе и вопиющая безалаберность следователя заставляют судью поддерживать позицию единственно трезво мыслящего человека в судебном процессе – адвоката».

Александр Минин уже сталкивался с ситуацией, когда по новому УПК его клиенты подвергались прослушке. При этом прослушивалось не только предприятие, которое подозревается в неуплате налогов, но и его заказчики. По словам юриста, контроль за этим в рамках Кодекса обеспечить сложно. Поэтому лучше полагаться на средства технической защиты. А чтобы не было несанкционированного проникновения в помещение лучше использовать собственную охрану.

Полезные советы

Старший партнер ЮФ «КМ Партнеры» Александр Минин об эпохе тотального контроля:

«Мы входим во время возможности практически тотального контроля, когда «Большой брат слушает и видит тебя». Это нужно принимать как данность. Вести дела нужно честно и прозрачно, так чтобы ни при какой прослушке и т.п. не «вылезло» ничего (потому что такого просто нет), что могло быть расценено как свидетельство преступления. Дополнительно стоит подумать о мерах по обеспечению информационной безопасности и сохранении документов так, чтобы практически не допустить возможности доступа к ним без вашего ведома.

Важно также помнить об активной гражданской позиции. Мы живем в той среде, которую сами формируем и допускаем. Поэтому нужно участвовать в системных изменениях, а не просто жаловаться как все плохо».

Управляющий партнер АО «АЛИАС» Александр Горовой о непозволительной для адвоката лени:

Чем больше будет адвокат обжаловать противоправные действия следователя в суде, тем больше шансов сформировать в Украине честный и состязательный уголовный процесс. Только настырность и отсутствие лени у адвоката могут его декларативные права превратить в реальные. Главный совет для граждан – ни при каких условиях не общаться с работниками правоохранительных органов без присутствия своего адвоката.

Просмотры 2680

Прокомментировать