+ Слово должно быть в результатах поиска. - Исключение слова из результатов поиска. * Слово начинается/заканчивается на текст перед/после символа. ""Поиск слов в составе фразы.

 

Штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям: show must go on?

17 декабря, 2020 Информационные письма

В наших предыдущих материалах по теме штрафов за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателю («Штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям: дело приобретает новые обороты и новое значение?», «Что происходит со штрафами за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателю», «Штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям: вопрос еще открыт», «Штрафные санкции за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям (дальнейшее развитие)» и других), мы делали обзор практики Верховного Суда касательно применения п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ.

1.

Так, Верховный Суд решил, в частности, принципиальный вопрос о необходимости применения п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ на момент рассмотрения дела, в котором оспариваются штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателю. По вопросам принципиальной необходимости применения норм п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ речь идет, в частности, в Постановлениях от 17.07.2020 года по делу №640/5138/19, от 22.07.2020 года по делу №826/15459/18, от 29.07.2020 года по делу №2040/7658/18 и далее в Постановлении от 05.08.2020 года по делу № 580/1424/19 и других решениях.

Нам не ведомы решения Верховного Суда в данной категории дел, которые свидетельствовали бы о противоположной позиции Верховного Суда.

А вот «на местах» с удивлением увидели отступление от этой позиции, к тому же в деле, в котором она уже была озвучена Верховным Судом: недавно Окружной административный суд города Киева рассмотрел дело № 640/5138/19 по иску «Розетка УА» к Офису крупных плательщиков ГНС, что вернулось на новое рассмотрение из Верховного Суда, и вынес решение от 25.11.2020 года, которым в удовлетворении иска отказал, при этом выразил позицию касательно неприменения вышеупомянутых норм, которыми изменялось законодательство.

2.

Чем же руководствовался Окружной административный суд города Киева при вынесении такого решения (далее – Решение)?

Напомним, что это было самое первое дело, в котором Верховный Суд (в Постановлении от 17.07.2020 года по делу № 640/5138/19) сформировал позицию о том, что п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ применяется при решении дела:

«Таким образом, по состоянию на время рассмотрения дела в суде кассационной инстанции действующей  и подлежащей к применению является редакция пункта 73 подраздела 2 раздела XX «Переходные положения» НК Украины, которой введено ретроактивное (ретроспективное, то есть такое, которое предусматривает, что дата вступления в силу и дата вступления в действие акта совпадают, однако он меняет на будущее правовые последствия действий и событий, которые имели место до вступления его в силу) действие закона в соответствующих правоотношениях. А именно – касательно штрафов, начисленных налогоплательщикам в период с 1 января 2017 года до 31 декабря 2019 года при приведенных в этой же норме условиях».

Несмотря на наличие этого непосредственно в этом деле, Окружной административный суд города Киева в решении от 25.11.2020 года во время нового рассмотрения дела занял позицию, отличную от Верховного Суда, и отметил, что:

«Касательно утверждений истца об изменении налогового законодательства принятием Закона №466 от 16.01.2020 и Закона №786 от 14.07.2020, которыми изменены суммы штрафов за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, суд отмечает, что указанные обстоятельства не относятся к предмету данного спора. Суд проверяет решения и действия субъекта властных полномочий на соответствие законодательства действующего на момент их принятия или совершения и применяет соответствующее законодательство с учетом п. 1) ч. 2 ст. 2 Кодекса административного судопроизводства Украины».

Других «обоснований» такой позиции со стороны суда мы не увидели. И, видно, что на самом деле нормой закона, на который приводится ссылка, не поддерживается.

Напомним, о чем буквально идет речь в п. 1 ч. 2 ст. 2 КАСУ:

«2. В делах касательно обжалования решений, действий или бездеятельности субъектов властных полномочий административные суды проверяют, приняты (совершены) ли они:

1) на основании, в пределах полномочий и способом, которые определены Конституцией и законами Украины».

То есть буквально уточнения «на момент принятия или совершения» обжалуемого решения приведенная норма не содержит. Указанная норма предусматривает проверку судом того, вынесено ли оспариваемое решение на основании Конституции и законов, однако в указанной норме вообще не указывается, что суд применяет только законодательство по состоянию на дату вынесения обжалуемого решения.

Таким образом, в упомянутом решении суда обоснование позиции ссылкой на конкретную норму КАСУ на самом деле НЕ приводится. Подается только собственное видение суда, «встроенное» в текст решения таким образом, что создается впечатление, будто такое написано в КАСУ (в то время как на самом деле в КАСУ такого нет). Итак, действительного обоснования такой позиции, к тому же в отступление от позиции Верховного Суда, не приведено.

3.

Напомним, что ч. 5 ст. 242 КАСУ установлено, что:

«5. При выборе и применении нормы права к спорным правоотношениям суд учитывает выводы касательно применения норм права, изложенные в постановлениях Верховного Суда».

Соответственно, упомянутый вывод Верховного Суда вообще-то является обязательным, и решение суда первой инстанции НЕ согласуется с ним.

К тому же ч. 5 ст. 353 КАСУ говорит о том, что выводы и мотивы, по которым отменены решения, являются обязательными для суда первой или апелляционной инстанции при новом рассмотрении дела.

Поэтому при вынесении Решения суд должен был учитывать правовое заключение Верховного Суда, и применить п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ.

4.

Из Решения складывается странное впечатление какой-то предвзятости и сугубо фискальной направленности суда: при пренебрежении действующей позицией Верховного Суда, без реального обоснования отступления от нее одновременно «на веру» принимается фискальная позиция того же Верховного Суда по грамматическому толкованию нормы п. 1201.1 НКУ, которая была ранее сформирована Верховным Судом касательно данного пункта в действующей на то время редакции, и которая изложена следующим образом (цитата из Решения):

«Системный анализ статьи 201, пункта 1201.1 статьи 1201 Налогового кодекса Украины (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) дает основания для вывода о том, что нарушение плательщиком налога на добавленную стоимость предельного срока регистрации налоговой накладной в Едином реестре налоговых накладных является основанием для применения к такому плательщику штрафа, за исключением случая нарушения срока регистрации налоговой накладной, которая не предоставляется получателю (покупателю) и составлена ​​на поставку товаров/услуг для операций: которые освобождены от налогообложения или облагаются по нулевой ставке.

То есть, для освобождения от ответственности, предусмотренной пунктом 1201.1 статьи 1201 Налогового кодекса Украины (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений), необходимо наличие двух обязательных составляющих: налоговая накладная не должна предоставляться получателю (покупателю) и одновременно должна быть составлена ​​на поставки товаров/услуг для операций: которые освобождены от налогообложения или облагаются по нулевой ставке)».

И ссылается еще на аналогичные правовые выводы, которые Верховный Суд сделал относительно толкования нормы п. 1201.1. НКУ:

«Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Верховного суда от 04.09.2018 года по делу №816/1488/17.

Кроме того, согласно выводам Верховного Суда, изложенным в постановлении от 26.06.2018 года по делу №816/1990/17, обязанность касательно осуществления соответствующей регистрации возлагается на налогоплательщика как относительно налоговых накладных, предоставляемых покупателю, так и налоговых накладных, которые не предоставляются покупателю, а также налоговых накладных, составленных по операциям по поставке товаров/услуг, которые освобождены от налогообложения».

А вот касательно сформированности позиции Верховного Суда в отношении применимости сейчас положений п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ уже в ряде решений суд первой инстанции почему-то ничего не вспоминает. И их не анализирует. Если считает позицию ошибочной, то должен был бы обосновать почему, а на самом деле никак обосновывает.

5.

Для сравнения, как раз к позиции Верховного Суда относительно старой редакции есть вопросы касательно ее абсурдности и логической несогласованности.

Ведь в «старой» редакции нормы штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных применялись в процентах от «суммы налога на добавленную стоимость, указанной в таких налоговых накладных».

А такая сумма отсутствует (!!!) в случае составления накладной на операции, освобожденные от налогообложения или облагаемые по нулевой ставке. То есть касательно таких накладных база для начисления штрафа в принципе отсутствует(!).

Поэтому высказанная ранее касательно той редакции нормы позиция Верховного Суда, что для освобождения от штрафа за несвоевременную регистрацию налоговой накладной необходимо соблюдение одновременно двух условий –

(1) не предоставление такой накладной покупателю

И

(2) составление накладной на операции, освобожденные от налогообложения или облагаемые по нулевой ставке

на самом деле абсурдна:

ведь при выполнении второго условия (освобождение от налогообложения или налогообложение по нулевой ставке) отсутствует база для начисления штрафа – собственно сумма НДС. То есть штрафа нет в принципе!

Необходимости в выполнении также первого требования (чтобы накладная не предоставлялась покупателям) как условия неприменения штрафа в таком случае нет. Вот почему толкование, данное ранее Верховным Судом, приводит к бессмыслице.

Пересматривать такую ​​абсурдную позицию Верховный Суд отказывается, в частности потому, что законодательство изменилось.

Да, действительно изменилось и в этой части, ведь для соответствующей категории «накладных» в качестве базы для начисления штрафов вместо «суммы НДС» установили «объем поставок»1.

И не является ли это изменение косвенным признанием, что штрафов там, где освобождение от НДС или налогообложение по нулевой ставке, раньше вообще не было, а значит считать это одним из условий освобождения по таким «накладным» от штрафов таки абсурдно?

Поэтому, может, таки стоит то старое заключение по предыдущей редакции 1201.1 пересмотреть, если исходить из того, что должно применяться исключительно законодательство по состоянию на момент вынесения решения? И что его надо продолжать применять?

6.

И возвращаясь к вопросу, какое законодательство (по состоянию на какую дату) все же должно применяться при разрешении споров, в которых обжалуются штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных.

Ссылка, сделанная в Решении суда первой инстанции, как рассмотрено выше, в действительности не приводит законного обоснования высказанной позиции.

В конце концов, даже в КАСУ есть нормы, которые свидетельствуют, скорее, о необходимости другого подхода. Так, ч. 3 и ч. 4 ст. 3 КАСУ устанавливают:

«3. Производство по административным делам осуществляется в соответствии с законом, действующим на время совершения отдельного процессуального действия, рассмотрения и решения дела.

4. Закон, который устанавливает новые обязанности, отменяет или сужает права, принадлежащие участникам судебного процесса, или ограничивает их использование, не имеет обратного действия во времени».

То есть это значительно «ближе к теме». Оппоненты могут попытаться заметить, что это статья «Законодательство об административном судопроизводстве», что можно понимать как об «административном судопроизводстве» в значении процесса. Но так ли это, или это исключительно о регулировании процесса? Ведь и статья 2 КАСУ – «Задачи и основные принципы административного судопроизводства» – что же ее следует понимать только о «процессе»? То есть все это только о регулировании собственно процесса? Не согласуется такое толкование даже с указанным в ч. 1 ст. 2 КАСУ, что «Задачей административного судопроизводства является справедливое, беспристрастное и своевременное решение судом споров в сфере публично-правовых отношений с целью эффективной защиты прав, свобод и интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц от нарушений со стороны субъектов властных полномочий», и с тем, что дальше определено в ст. 2 КАСУ. Другими словами – административное судопроизводство – это справедливое решение споров и эффективная защита прав и интересов лиц от нарушений со стороны субъектов властных полномочий, а не просто процесс ради процесса. Поэтому возвращаясь к вопросу понимания категории законодательства об административном судопроизводстве, – следует понимать скорее как законодательство о справедливом решении споров и защите прав и интересов лиц, а не просто о «процессе».

Собственно правовые заключения Верховного Суда о необходимости применять п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ «Переходные положения» НКУ на момент разрешения спора сформированы, и даже по процессуальным требованиям подлежат применению. Правового обоснования опровержения такой позиции в Решении суда первой инстанции не приведено.

А вот, наоборот, в поддержку позиции Верховного Суда по этому вопросу можно привести, например, еще следующее:

Напомним, что по критериям Энгеля2 применение подобных штрафов считается привлечением к уголовной ответственности.

Статья 5 Уголовного Кодекса Украины предусматривает обратное действие закона об ответственности во времени, если он отменяет или смягчает ответственность, или иным образом улучшает положение лица.

Поэтому, руководствуясь ч. 6 ст. 7 КАСУ, которая предусматривает применение аналогии закона, Окружной административный суд г. Киева, решая спор, должен был применить упомянутую выше аналогию.

Такой подход согласуется и с Конституцией Украины, где ст. 58 установлено:

«Законы и другие нормативно-правовые акты не имеют обратного действия во времени, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица».

В Решении от 09.02.1999 года № 1-рп/99 Конституционный Суд Украины отметил, что по закрепленному в приведенной статье Конституции Украины принципу действие нормативно-правового акта во времени следует понимать так, что оно начинается с момента вступления этого акта в силу и прекращается с утратой им силы, то есть к событию, факту применяется тот закон или иной нормативно-правовой акт, во время действия которого они наступили или имели место.

Также в указанном решении Конституционный Суд Украины пришел к выводу, что положение ч. 1 ст. 58 Конституции Украины об обратном действии во времени законов и других нормативно-правовых актов в случаях, когда они смягчают или отменяют ответственность лица, касается физических лиц. Но Конституционный Суд Украины также отметил, что это не означает, что конституционный принцип не может распространяться на законы и другие нормативно-правовые акты, которые смягчают или отменяют ответственность юридических лиц. Однако предоставление обратного действия во времени таким нормативно-правовым актам может быть предусмотрено путем прямого указания об этом в законе или ином нормативно-правовом акте.

В Законе 466 (п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ НКУ) прямо указано на применение норм закона для уменьшения штрафов, которые были начислены до вступления в силу Закона 466. Штраф, о котором идет речь, четко подпадает под действие рассматриваемой нормы, что обязывает суды применять п. 73 Подраздела 2 Раздела ХХ НКУ, в частности в силу прямого указания закона.

7.

И еще раз обратим внимание на то, что рассмотрение административного дела административным судом не сводится исключительно к отмене или отказу в отмене изолированного НУР.

Ч. 1 ст. 2 КАСУ определяет задание административного судопроизводства как справедливое, непредвзятое и своевременное решение судом СПОРОВ в сфере публично-правовых отношений с целью эффективной защиты прав, свобод и интересов лиц.

То есть предмет определен значительно шире, чем отдельное НУР.

В спорах, которые касаются штрафных санкций за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, предметом рассмотрения является именно спор о неправомерности применения штрафных санкций. И во время рассмотрения дела сам же законодатель установил, что все такие НУР являются отозванными и отмененными, поэтому суд, учитывая его обязанность в соответствии с ч. 1 ст. 2 КАСУ решить спор между сторонами, не имеет права сужать рассмотрение дела исключительно до правомерности принятия НУР по состоянию на день его вынесения.

Представим, например, что НУР обжаловалось в административном порядке и было изменено контролирующим органом высшего уровня. По логике, которая отображена в Решении, получается, что такие последующие изменения не должны иметь никакого значения при рассмотрении дела касательно первичного НУР, поскольку таких изменений еще не было на момент вынесения НУР. Однако при таком подходе задание административного судопроизводства не исполнено, ведь СПОР не решен.

8.

Задача административной юстиции – это, прежде всего, эффективная судебная защита физических и юридических лиц от нарушений в публично-правовых отношениях.

Ст. 125 Конституции Украины устанавливает:

«С целью защиты прав, свобод и интересов лица в сфере публично-правовых отношений действуют административные суды».

Согласно ч. 1 ст. 2 КАСУ:

«Задачей административного судопроизводства является справедливое, беспристрастное и своевременное решение судом споров в сфере публично-правовых отношений с целью эффективной защиты прав, свобод и интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц от нарушений со стороны субъектов властных полномочий».

Следовательно, основное содержание и задача административного судопроизводства – это, безусловно, обеспечение соблюдения принципа верховенства права в отношениях между публичными органами государственной власти и местного самоуправления с человеком и гражданином; справедливое, беспристрастное и своевременное решение судом споров в сфере публично-правовых отношений; эффективная защита прав, свобод и интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц от нарушений со стороны субъектов властных полномочий; учет международных обязательств Украины и практики Европейского суда по правам человека.

И давайте посмотрим, достигается ли эта цель в спорах касательно штрафов за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям? Защищены ли права налогоплательщиков, которые оспаривают такие штрафы, судом?

И эти вопросы не риторические.

В случае с «налоговыми накладными» такого рода речь идет не более чем о техническом нарушении положений об администрировании, которое НЕ наносит никакого вреда ни другим плательщикам, ни государству. Такие «налоговые накладные» не являются основанием для формирования налогового кредита, их несвоевременная регистрация или нерегистрация не влечет занижение налоговых обязательств или искривление значения регистрационной суммы.

Ни в одном споре по этим вопросам, детали которого нам известны (а их немало), налоговые органы НЕ смогли ответить на вопрос, какой именно вред был причинен в результате такой несвоевременной регистрации. Ни в одном известном нам решении, которое принималось в таких спорах не в пользу плательщика, такой ущерб не устанавливался и вообще не упоминался. (Напротив, в тех редких решениях, которые принимались в пользу плательщиков, одним из оснований для отмены НУР было именно отсутствие вреда).

Если опять-таки провести аналогию с уголовной ответственностью, то она в таких случаях не применяется. То есть такое деяние, которое не причинило и не могло причинить реальный вред физическому или юридическому лицу, обществу или государству, не может подпадать под уголовное преследование, хоть бы соответствующее действие или бездействие и составляли формальное нарушение каких-то нормативных требований. Как это раскрывается в ч. 2 ст. 11 УК Украины: «2. Не является преступлением действие или бездействие, которое хотя формально и содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но из-за малозначительности не представляет общественной опасности, то есть не причинило и не могло причинить существенный вред физическому или юридическому лицу, обществу или государству».

9.

С другой стороны, в противовес такому техническому нарушению налогоплательщика имеется ряд концептуальных нарушений со стороны органов государственной власти, каждое из которых, тем не менее, подлежит учету судами при решении такого спора и оценке правомерности принятого решения. И каждое из таких нарушений может рассматриваться как отдельное основание для отмены НУР.

Более того, такая ситуация со штрафами за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не предоставляются покупателям, возникает в том числе из-за выхода органами исполнительной власти (Минфином) за пределы полномочий – фактическое предоставление статуса «налоговых накладных» тем документам, которые в принципе не могут считаться налоговыми накладными из-за фактической недостачи в них обязательных реквизитов, установленных НКУ. Напомним, что к обязательным по НКУ реквизитам налоговой накладной принадлежат наименование, налоговый номер покупателя, зарегистрированного как плательщик НДС. То есть, без наличия зарегистрированного как плательщик НДС покупателя в документе такому документу не хватает качества налоговой накладной (единственным назначением которой по НКУ, напомним, является обеспечение/подтверждение права на налоговый кредит, которое предоставляется только покупателям, зарегистрированным в качестве плательщика НДС). Минфину не предоставлены полномочия по закону изменять обязательные реквизиты налоговых накладных, которые установлены непосредственно НКУ, и предоставлять статус налоговых накладных документам, которым не хватает определенных НКУ обязательных реквизитов. Подробнее об этом в презентации.

Дополнительно отметим, что Верховный Суд уже начал уделять внимание обязательным реквизитам налоговых накладных, которые установлены НКУ, хотя и в спорах по другим вопросам. Так, в Постановлении от 10.11.2020 года по делу № 816/2034/15 Верховный Суд фактически подтвердил, что п. 201.1 ст. 201 НКУ четко определены обязательные реквизиты, которые должны указываться в налоговой накладной. При этом введение Минфином реквизитов «налоговых накладных» не свидетельствует об их обязательности, если они не соответствуют обязательным реквизитам, которые установлены законом (НКУ).

Были бы только те налоговые накладные, которые имеют обязательные по НКУ реквизиты, не было бы проблемы с так называемыми налоговыми накладными на покупателей, которые не являются плательщиками НДС (и которым налоговые накладные не выдаются), потому что таких «налоговых накладных» не должно быть в принципе. А на то, что упоминания о таких так называемых «налоговых накладных» приводятся в НКУ, можно сослаться на п 4.1.4. ст. 4 НКУ о презумпции правомерности решений в пользу налогоплательщиков в случае возможности множественного толкования.

Так что, получается, государственные органы получают выгоду в виде штрафов из-за ситуации, которая создана изначально нарушениями со стороны самих государственных органов, чем нарушаются принципы «надлежащего управления», как они определены практикой ЕСПЧ.

10.

Показателен и такой момент, как применение штрафов за нарушения «скопом», когда в одном НУР совокупно штраф за ряд подобных нарушений, а не по каждому нарушению отдельное НУР, как предусмотрено НКУ (об этом подробнее в нашем материале «По каждому нарушению штраф и НУР только отдельно, иначе незаконно?»).

Представляется, что даже этого нарушения было бы достаточно, учитывая практику ЕСПЧ, для отмены таких НУР по «объединенным» штрафам.

Ведь ЕСПЧ неоднократно отмечал, что первое и важнейшее требование ст. 1 Первого Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 года состоит в том, что любое вмешательство публичных органов в мирное владение имуществом должно быть законным. И именно это должно в первую очередь проверяться судом (см. решение по делу «Щокин против Украины» (заявления № 23759/03 и № 37943/06) и другие решения по делу «Суханов и Ильченко против Украины» (заявления № 68385/10 и № 71378/10) от 26.06.2014 года, по делу «Серявин и другие против Украины» (заявление № 4909/04), от 09.11.1999 года по делу «Шпачек s.r.о.» против Чешской Республики» (заявление № 26449 / 95)) еще до проверки по существу обоснованности вмешательства.

11.

Мы не раз уже писали, что решение вопроса о штрафах за несвоевременную регистрацию «налоговых накладных», которые не выдаются покупателям, может рассматриваться как испытательный и показательный тест, в частности системы административного судопроизводства, насколько она в действительности направлена ​​на выполнение цели и задач, установленных для нее прямо Конституцией.

В данном случае речь идет не просто о каком-то вопросе «технического плана». Эти споры связаны в первую очередь с решением ряда принципиальных вопросов.

В частности, может ли государство устанавливать любые, даже самые нелепые требования, дополнительные административные обременения для налогоплательщиков, в отношении которых не может привести реальных обоснований обусловленности их общественно-необходимыми целями, и фактических доказательств, что невыполнение этих требований вызывает вред, однако при этом устанавливать драконовские штрафы за невыполнение таких требований. По аналогии, как было недавно запрещено гулять на свежем воздухе в парках под лозунгом борьбы с коронавирусом, а затем признано, что на самом деле это не так, а просто чтобы «боялись» и серьезнее относились к карантинным ограничениям.

Иными словами, идем ли мы к тому, что завтра будем вынуждены говорить «Ку» и шлепать по щекам только потому, что так захотелось власть имущим, или все же должны действовать общие принципы и обеспечиваться реальный принцип верховенства права.

И еще раз напомним, что одной из составляющих верховенства права является пропорциональность (соразмерность), а также справедливость. Справедливость описывается, в частности, соблюдением «золотого правила порядочности», то есть чтобы к другим относиться так, как хотел бы, чтобы относились к тебе.

А здесь имеем: государственные органы позволяют себе нарушать, в частности фактически изменять вопреки НКУ обязательные реквизиты налоговых накладных, штрафы применять не способом, определенным НКУ (что является нарушением и требований ч. 2 ст. 19 Конституции), и это не имеет никаких правовых последствий? Ибо нарушения «технические»?

А за «технические» нарушения за регистрацию «недонакладных» плательщиков штрафовать по полной?

Вот что вызывает возмущение. Или у нас для налогоплательщиков и для государственных органов право разное?

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

Примечания:

1О несоответствии «объема поставок», квалифицированного в форме налоговой накладной по Минфину в качестве базы налогообложения, обязательным реквизитам налоговой накладной по НКУ мы отмечали, в частности, в нашем предыдущем обзоре «Штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям: дело приобретает новые обороты и новое значение?».

2О критериях Энгеля более детально в нашем предыдущем обзоре по ссылке.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2020

Просмотры 1653

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Тест на пропорциональность:
Конституционный Суд Украины проверит соразмерность/правомерность штрафов за несвоевременную регистрацию налоговых накладных
26 октября, 2021    585

Антонина Городецкая выступила с докладом на заседании Комитета АЮУ по налоговому и таможенному праву 30 апреля, 2021    421

Александр Минин выступил с докладом на заседании Комитета АЮУ по налоговому и таможенному праву 28 апреля, 2021    356

Ответственность и штрафы согласно НКУ по-новому с 01 января 2021 года 27 апреля, 2021    618

Решение суда о регистрации налоговых накладных – только начало? 22 апреля, 2021    1305

Александр Минин принял участие во встрече с Председателем Государственной фискальной службы Украины 05 апреля, 2021    382

Александр Минин и Антонина Городецкая выступили с докладами на вебинаре «Налоги: изменения в законодательстве и правоприменении» 19 марта, 2021    1805

Отступления госорганов от требований законов: что с этим делать на уровне налогоплательщиков 19 января, 2021    794

Постановление Верховного Суда от 10 ноября 2020 года касательно обязательных реквизитов в налоговой накладной 18 декабря, 2020    2431

Штрафы за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателям: дело приобретает новые обороты и новое значение? 04 декабря, 2020    3887

Что происходит со штрафами за несвоевременную регистрацию налоговых накладных, которые не выдаются покупателю 12 августа, 2020    16166

Штраф за несвоевременную регистрацию налоговых накладных в аспекте юридической определенности 25 июля, 2019    3524

Прокомментировать