О реальности и нереальности товарности и бытия

14 Январь, 2014 Сказки

Тарас Иванович – человек обычный, мало чем отличающийся от окружающих его граждан, и в этом смысле вполне нормальный. Как и большинство вокруг, Тарас Иванович соблюдал писанные и неписаные правила ровно настолько, насколько это было ему удобно. В остальных случаях правила вызывали тихое возмущение и невидимое сопротивление.

Случилось так, что волею провидения, работающему в каком-то министерстве,Тарас Иванович работал налоговым инспектором. Работа давалась Тарасу Ивановичу тяжело. Поначалу долго он учился тому, когда закону нужно следовать, а когда нет, и способам его толкования, доступным только налоговым органам. Но самым трудным было освоить умение «не виденья». Такое умение – необходимое качество инспектора во время налоговой проверки. Суть умения – искренне не видеть то, что все остальные видят. Не видеть необходимо ровно на сумму, доведенную начальством. Главное в этом умении есть искренность. Быстрее всего Тарас Иванович освоил «не виденье» товарности операции. Сложнее обстояло дело с первичными документами, но и это искусство было освоено.

Наталья Петровна – человек в какой-то степени уникальный, но это в сравнении с окружающими гражданами. А в отношении других главных бухгалтеров вполне нормальный. Наталья Петровна соблюдала все писанные и неписаные правила и даже те, которые еще не были придуманы, но могли быть придуманы в любой момент и отправлены действовать в прошлое. Работала Наталья Петровна от отчета до отчета, от проверки до проверки, а во временном пересчете – по 10-12 часов в день. Любимыми лакомствами Натальи Петровны были валидол и валерьянка. Но даже с этими лакомствами Наталья Петровна не смогла привыкнуть к умениям Тараса Ивановича.

Искренне недоумевал Тарас Иванович, когда освоенное им в совершенстве умение «не виденья» вызывало бурную реакцию у Натальи Петровны. Особенно обижало Тараса Ивановича, что его умения обзывали беспределом…

Акты проверок Тарас Иванович не любил, поэтому готовил их с использованием еще одного умения, необходимого каждому налоговому инспектору. Умение заключалось в последовательном использовании команд Ctrl C и Ctrl V. Дальнейшие процедуры были скучными и однообразными. Это вызывало желание как можно быстрее отправить акт проверки куда подальше, с чем Тарас Иванович успешно справлялся, направляя акт в налоговую милицию.

На первом допросе Наталью Петровну «мягко» просили признать, что на складе у Натальи Петровны ничего нет, а все что там есть, не существует. Не существует не потому, что его нет физически (что мало кого интересует), а поскольку во второй цепочке контрагентов пятого колена есть яма, которая не отчитывалась, непонятно где выкопана и кто ее копал. Но она определенно есть, и, как явление дырчатое, в принципе не имеет возможностей для перевозки и хранения.

Еще много интересного было услышано Натальей Петровной из области «не виденья». После очередной «мягкой» беседы Наталья Петровна стала свыкаться с мыслью, что на складе у нее действительно ничего нет, а иллюзорность существования материального мира – это не просто философская точка зрения, а настоящая суровая реальность. Но более всего испугалась Наталья Петровна своих мыслей, вызванных иллюзорной товарностью. Все настойчивей в голове крутилась мысль не признавать доход и налоговые обязательства от продажи товара, которого нет. И все бы ничего, но деньги! Что делать с деньгами, поступившими на счет от покупателей иллюзорного товара? Двойственность явлений в реалиях украинской экономики настолько запутали Наталью Петровну, что после двадцатого допроса она решила уволиться к чертовой матери. О должности главного бухгалтера слышать больше не хотела и все подобные предложения о трудоустройстве обходила стороной.

Но душа главного бухгалтера неспокойная, на месте сидеть не может. Решила Наталья Петровна заняться своим делом. Имея старые знакомства, на первых порах занялась Наталья Петровна розничной продажей того самого иллюзорного товара.

Совершенно случайно Тарас Иванович, не будучи при исполнении, а так, девушки ради, зашел скупиться необходимым. Наталью Петровну он не признал – сколько таких прошло через его умелые навыки уже и не припомнишь. Но вот Наталья Петровна…

Тарас Иванович, выбрав все необходимое, рассчитался за товар. Наталья Петровна, как настоящая хозяйка, обслужила покупателя по высшему разряду, расчет произвела верно, товар упаковала… Но Тарасу Ивановичу его не отдала. После некоторой заминки и недоумения между Тарасом Ивановичем и Натальей Петровной состоялся довольно забавный разговор:

—  Уважаемая, я спешу!

—  Так я Вас и не задерживаю!

—  Но вы не дали мне мой товар!

—  Простите, посмотрите внимательней! Ведь товара не существует!

—  Как это не существует, я ведь выбрал его и оплатил!? Я в руках его держал, в конце концов!

—  Извините, но у меня есть акт проверки. Извольте видеть – авторитетно сказано, что товара, который Вы оплатили, не существует! Все это лишает его возможности физического восприятия для целей юридически значимых действий в силу недействительности сделки.

Наталья Петровна протянула Тарасу Ивановичу акт проверки. Слегка опешивший от такого развития событий Тарас Иванович взял акт проверки, в котором сразу узнал свое творчество. Акт проверки был составлен на славу, с перечислением всего «несуществующего» товара. А как существовать, если поставили его через пятое колено второй цепи из ямы, не находящейся по месту выкапывания, не имеющей необходимых условий для бытия не ямой, директор ее копал за деньги согласно служебным запискам и показаниям соседки-пенсионерки. Очевидно было Тарасу Ивановичу, что товар ничтожный, нарушает моральные устои общества и, следовательно, не существует и никогда не имел намерения существовать. Оперативная информация, официальные данные, система сопоставления – отработка высшего качества! В другой ситуации Тарас Иванович был бы горд проявлению своих умений, но в данном случае все было как-то некстати.

— Тогда верните мои деньги! — оживился Тарас Иванович.

— А деньги подлежат изъятию в государственный бюджет в силу наличия отсутствия намерения на наступление реальных последствий сделки в связи с недействительностью сделки коей априори является любая сделка с несуществующим товаром. Так что жду иска об изъятии всего полученного в бюджет…

Вздохнул Тарас Иванович. Как бы все правильно, но осадочек-то остался. Накрылся вечер с девушкой. Чем бы теперь заняться? Эти размышления натолкнули Тараса Ивановича на мысль о вариативности развития событий и влиянии случайностей на нашу жизнь, что в итоге подтолкнуло к мыслям об иллюзорности бытия. «Да и черт с ним, с эти товаром. И вечер непонятно как мог сложиться… Главное, что навык «не виденья» восходит к основам мира – его иллюзорности. Осознание последнего и есть высшая мудрость, ради которой можно испытать некий дискомфорт», – с облегченьем выдохнул Тарас Иванович, шагая по несуществующему асфальту….

 <…>

Основано на нереальных событиях. Записано со слов Акта Привралочного.

Просмотры 2084

Прокомментировать