+ Слово должно быть в результатах поиска. - Исключение слова из результатов поиска. * Слово начинается/заканчивается на текст перед/после символа. ""Поиск слов в составе фразы.

 

ЛОЖНАЯ ЦЕЛЬ. Зачем нужен единый орган расследования экономических преступлений?

02 мая, 2018 Блог

Alexander Shemiatkin_

Александр Шемяткин

Партнер КМ Партнеры

Уже несколько лет в Украине муссируется тема создания единого органа. Уже трудно вспомнить, кто озвучил эту идею первым, но есть ощущение, что пришла эта идея от представителей налоговой милиции. В 2014 году законопроект о службе финансовых расследований был подготовлен и активно продвигался Владимиром Хоменко (глава налоговой милиции в 2014-2015 годах). Несмотря на активную поддержку со стороны бывшего премьер-министра Арсения Яценюка, законопроект был раскритикован бизнесом.

Однако бизнес таки подхватил саму идею создания единого органа. Почему? Потому что бизнес хочет изменить историю своих отношений с правоохранительными органами. Потому что бизнес не дождался реформы системы МВД и налоговой милиции и уже не верит, что это может произойти в рамках существующих органов. Поэтому налогоплательщики поверили власти, что такая реформа произойдёт при создании единого органа.

Но не является ли такое желание навязанной ложной целью, реализация которой может закончиться реинкарнацией налоговой милиции?

В феврале 2018 года CASE Украина опубликовал рейтинг схем уклонения от уплаты налогов. В исследовании выделены следующие схемы (в скобках суммы потери бюджета в год в гривнах):

  • офшорные схемы (50-60 млрд);
  • контрабанда (25-70 млрд);
  • конвертационные центры (10-15 млрд);
  • скрутки по НДС (10-12 млрд);
  • фальсификат подакцизных товаров (10 млрд);
  • схемы с использованием ФЛП (ФОП), скрытый наем (2,5-5 млрд), псевдоуслуги (0,7-3 млрд), занижение оборотов ФЛП (1-1,5 млрд).

Чего не хватает сегодня для прекращения вышеописанных схем?

ОФШОРНЫЕ СХЕМЫ. Данные схемы существуют за счет:

  • возможностей, которые предоставляет действующий налог на прибыль в связке с соглашениями об избежании двойного налогообложения;
  • проблем ГФС с администрированием правил трансфертного ценообразования;
  • возможности осуществлять через 4 группу единого налога (сельхоз налог) внешнеэкономические операции без контроля с применением правил трансфертного ценообразования.

Для решения вопросов с этими схемами не нужен единый орган. Он будет здесь бессильным в силу того, что офшорные схемы — это оптимизация, а не уклонение. Если власть реально хочет решить проблему этих схем, то для этого надо вводить налог на выведенный капитал, усилить отделы, работающие с ТЦО в ГФС. Вывод: для решения проблем с наибольшей дыркой, через которую страна теряет миллиардные суммы налогов, единый орган расследования экономических преступлений не нужен.

КОНТРАБАНДА. Данная схема существует за счет коррупции на таможне. Для борьбы с коррупцией в Украине существует достаточно органов (в том числе, созданные действующей властью). Чего не хватает власти для борьбы с коррупцией на таможне? Единого органа расследования экономических преступлений? Унификация и упрощение ставок таможенных пошлин даст намного больший эффект (как это было в Грузии, где всего три ставки 12, 5 и 0). Вывод: для решения проблем с контрабандой единый орган не нужен.

КОНВЕРТАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ. ГФС владеет достаточным объемом информации для своевременного выявления конвертационных центров, однако, они все равно существуют. Прокуратура неоднократно заявляла о расследованиях против должностных лиц налоговых органов в связи с сотрудничеством с конвертами. Таким образом, существование конвертов — это вопрос коррупции в госорганах. На сегодня эти вопросы могут решать существующие органы (прокуратура, НАБУ, СБУ). Почему не решают? Решение этого вопроса лежит не в плоскости создания еще одного органа, а в плоскости политической воли решать такие задачи. Наиболее эффективным способом борьбы с конвертационными центрами является снижение спроса на услуги этих центров, а это, в первую очередь, — снижение ЕСВ и НДФЛ, например, до 20 % общей нагрузки. Необходимость наличности для откатов чиновникам также формирует спрос на услуги конвертов. Но это снова к вопросу о коррупции. Вывод: как и в случаях с контрабандой, для решения этих вопросов не нужен новый единый орган.

СКРУТКИ по НДС. В условиях системы электронного администрирования НДС (СЕА ПДВ), существование системы скруток вряд ли возможно без злоупотреблений со стороны сотрудников ГФС. Проблемы в сфере НДС со стороны государства лежат в вопросах коррупции. Для борьбы с коррупцией, как отмечалось выше, существует достаточно правоохранительных органов. Вопрос с коррупцией — это вопрос политической воли. Что касается решения вопроса со злоупотреблениями в сфере НДС, то эти вопросы должны решаться совершенно другими методами, нежели созданием единого органа.

К таким методам следует отнести: во-первых, своевременное возмещение НДС, не только большим иностранным компаниям, но всем плательщикам НДС. Во-вторых, снижение ставки НДС до 16 %. Оба решения позволят обеспечить бизнес недостающими оборотными средствами. В-третьих, это решение вопроса с теневым аграрным рынком, размер которого уже 50 % от всего рынка. Это не только сфера для скруток, но также продажи без НДС (так называемая схема 12 месяцев), экспорт зерновых без возврата валютной выручки. Но решение этих вопросов лежит не в плоскости создания единого органа, а в плоскости законодательных изменений. Например, момент регистрации плательщиком НДС должен происходить до продажи товара, сумма которого превышает двукратный размер, установленный для обязательной регистрации плательщиком НДС. Вопрос с возвратом валютной выручки решается введением обязательных условий для применения нулевой ставки – зачисление средств на счет в украинском банке. Но все это никак не связано с единым органом.

ФАЛЬСИФИКАТ ПОДАКЦИЗНЫХ ТОВАРОВ. Вопрос существования фальсификата именно подакцизных товаров в условиях акцизных складов и значительной зарегулированности рынка возможен исключительно благодаря коррупции в государственных органах, контролирующих производство и реализацию этих товаров. Вывод: как с контрабандой, так и c конвертационными центрами проблема лежит в плоскости коррупции. Государство имеет достаточно органов для прекращения коррупции в государственных органах. Для борьбы с фальсификатом единый орган не нужен.

ФЛП. Первое, что бросается в глаза, это незначительные суммы потерь бюджета, в сравнении с другими схемами. Однако о потерях бюджета через ФЛП власть заявляет, как о главной проблеме, скромно умалчивая о потерях бюджета в связи с иными схемами. Этому есть логическое объяснение: это единственная из перечисленных схем, которая происходит без участия государства, поэтому и столько шума со стороны чиновников.

ФЛП как скрытая занятость. В основном используется в IT сфере. Это та сфера, которая показывает значительный рост, о чем с такой гордостью рассказывает украинское правительство. Это та сфера, сотрудники которой могут быть вообще никак не оформлены или оформлены не в Украине. Проблема ли это для Украины?

Псевдоуслуги ФЛП — это та же проблема, что и конвертационные центры. Запрос на такие услуги лежит в плоскости получения наличности для зарплат и откатов чиновникам.

Занижение оборотов ФЛП — слишком мелко и сложно контролируемая тема. Борьба с этим явлением будет стоить государству дороже, чем эффект от такой борьбы, а поэтому и заниматься этим не стоит.

Вывод: для решения вопросов с ФЛП единый орган не нужен.

Итак, создание единого органа — это ложная цель, с помощью которой предлагают решить проблемы, которые этот орган не решает. Следовательно, время и средства налогоплательщиков будут потрачены в пустую.

Каким образом следует решать существующие проблемы?

Начнем со статистики. В 2014 году на органы правопорядка из государственного бюджета было потрачено 44.865 млрд грн. В 2015 – 54,963 млрд грн, в 2016 – 72,057 млрд грн, в 2017 – 88,480 млрд грн, в 2018 в бюджете предусмотрено – 112,037 млрд грн. Таким образом, за 4 года финансирование правоохранительной системы выросло на 250 %.

Что мы имеем со статистикой раскрываемости преступлений? При ежегодной регистрации преступлений на уровне не менее 520 тыс. имеем раскрываемость на уровне: в 2014 году – 199,2 тыс.; в 2015 – 188,1 тыс., за 11 месяцев 2016 — 147,1 тыс. В 2016 году минимальный показатель раскрываемости преступлений 25,2 %, т.е. только каждое четвертое преступление.

В условиях такого низкого процента раскрываемости преступлений, МВД стало оправдывать свое «дорогое» для бюджета существование таким показателем, как снижение количества зарегистрированных преступлений. Остается загадкой — каким образом, при такой низкой раскрываемости преступлений, МВД повлияло на поведение потенциальных правонарушителей?

Приведенные цифры — суть проблемы правоохранительной системы Украины. Как отмечает в своей статье1 доктор наук Виктор Бесчастный, это уже негативный тренд, устойчивое ухудшение криминогенной обстановки. Не последнюю роль в этом играет продолжающаяся существенная дисфункция правоохранительной и судебной системы. Следует констатировать существенное падение качества досудебного расследования.

Создание дополнительных органов — это только удорожание и нагромождение неэффективной системы. Согласно рекомендациям ООН, 220 полицейских на 100 тыс. населения является оптимальным показателем. В Украине 780 полицейских на 100 тыс., на фоне раскрываемости преступлений на уровне 25 % от количества совершенных преступлений или каждое четвертое преступление.

Более половины от общего количества преступлений — это преступления против собственности. Налогоплательщики платят государству 112 млрд грн на организацию своей защиты, снова лишаясь собственности в виде уплаченных налогов. Взамен получают вероятность быть защищенными на уровне не более 25 %. Что сделает государство с налогоплательщиком, который заплатит налогов на уровне 25 % от своих налоговых обязательств? А что делают налогоплательщики, получая такой сервис?

Единый орган расследования экономических преступлений – это ложная цель. Налогоплательщикам следует прекратить быть ведомыми, перейдя в статус ведущих, активно предлагать и отстаивать свое виденье реформ. Какие же цели следует отстаивать?

К целям, способным решить существующие у налогоплательщиков проблемы с правоохранительными органами, следует отнести:

  • существенное сокращение количества сотрудников правоохранительных органов и, в первую очередь, тех, кто вовлечен в расследование экономических преступлений;
  • сокращение расходов бюджета на правоохранительные органы;
  • установление показателя эффективности правоохранительной системы исключительно по количеству раскрываемых преступлений и внедрение прямой ответственности руководящего состава за невыполнение этих показателей в виде увольнения;
  • прекращение всех уголовных дел по неуплате налогов, фиктивному предпринимательству против бизнеса, если с момента регистрации в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) прошло боле 1,5 года, а дело не передано в суд;
  • принятие налоговых норм, уменьшающих налоговую нагрузку и стимулирующих развитие бизнеса именно в Украине.

Примечания:

1Криминологический анализ состояния преступности в Украине: «Підприємництво, господарство і право» № 1/2017

Просмотры 1490

Прокомментировать