За ценой не постоят: как Миндоходов будет контролировать цены сделок

комментатор: Александр Минин

автор: Вилен Веремко

издание: "Контракты"

24 июля, 2013 Пресса

Читать статью на сайте «Контракты»

4 июля парламент принял в целом изменения в Налоговый кодекс относительно трансфертного ценообразования (законопроект № 2515). Цель закона – путем контроля над ценами товаров (работ, услуг) сделать невозможным искусственное формирование предприятиями убытков и вывод прибыли в офшоры с целью минимизации налогообложения.

Закон вступит в силу уже 1 сентября этого года. Но старший партнер ЮФ «КМ Партнеры» Александр Минин побаивается, что весной следующего года фискалы могут требовать отчет по ценам сделок, которые подпадают под контроль согласно закону, не с 1 сентября, а за весь 2013 год. На момент сдачи материала в печать закон находился на подписи у президента, а потому для анализа взят текст документа, подготовленного ко второму чтению.

Размер имеет значение

«Закон не из самых плохих. В общей части он соответствует принятой международной практике», – считает Александр Минин. По словам юриста ЮФ FELIX LAW FIRM Константина Носова, ввод в правовое поле Украины понятия трансфертного ценообразования является необходимым и позитивным шагом к созданию эффективной и цивилизованной системы налогообложения. «Ни для кого не секрет, что использование крупным бизнесом оптимизационных схем с привлечением офшоров и подконтрольных лиц является общепринятым явлением. В результате таких оптимизаций миллиардные прибыли остаются без налогового контроля, а бюджет – без значительных поступлений», – объясняет эксперт. Также он ссылается на практику других стран. В частности, в РФ этот вопрос урегулирован с 2012 года, еще ранее закон о трансфертном ценообразовании был принят в Казахстане. Не говоря уже о том, что соответствующие законы есть в США, Канаде, Великобритании, Франции, Германии и пр.

Закон не коснется малого и среднего бизнеса. Чтобы операции с контрагентом попали под контроль Миндоходов, их сумма должна превышать объем в 50 млн грн (без учета НДС) за календарный год и отвечать иным, установленным Налоговым кодексом (НК), требованиям. Хотя Константин Носов не исключает, что со временем минимальный объем операций может быть снижен до 10–20 млн грн, но считает, что это будет зависеть в первую очередь от того, насколько эффективно заработают положения принятого закона. Александр Минин также обращает внимание, что норма о превышении объема в 50 млн грн для контроля операций относится к сделкам по каждому контрагенту отдельно, а не совокупно со всеми связанными лицами. «Так что могут дробить, перенаправлять потоки», – допускает юрист. К примеру, цены сделки с одним контрагентом на 51 млн грн подпадают под контроль, а с двумя на суммы по 25,5 млн грн – нет и т. д.

Кто с кем связан

Кроме превышения упомянутой суммы сделки, к контролируемым операциям предусмотрен еще ряд требований. В частности, к таковым относятся операции со связанными зарубежными компаниями и с фирмами, зарегистрированными в странах, где налог на прибыль более чем на 5 % ниже украинского, даже если они не связаны. Константин Носов считает последнюю норму оправданной. «В операциях с объемом от 50 млн грн разница в ставке налога в 5 % влечет за собой существенную экономию на уплате такого налога», – говорит он. А руководитель налогово-юридического департамента компании «Делойт» Виктория Черновол замечает, что в международной практике трансфертное ценообразование направлено исключительно на контроль над операциями со связанными лицами. Она обращает внимание, что украинский бизнес сотрудничает в том числе с наибольшими мировыми игроками, офисы которых часто расположены в странах с более благоприятным, чем в Украине, налоговым климатом.

Также контролируемыми являются операции с отечественными связанными лицами, которые:

  • задекларировали убытки за предыдущий год;
  • применяют спецрежимы налогообложения;
  • уплачивают налог на прибыль, НДС не по основной ставке;
  • не были плательщиками налога на прибыль, НДС.

«Для контроля внутри Украины необходимо соблюдение основного критерия – связанности и дополнительного – убыточности, спецрежима налогообложения и т. д. Так что тут большие риски вряд ли возникают. Такой подход можно признать приемлемым», – считает Александр Минин.

Константин Носов полагает, что применение новых норм масштабным не будет. По его словам, это подтверждает и то, что отчитываться о контролированных операциях плательщики будут непосредственно в Миндоходов Украины, а не в его территориальные подразделения. «То есть работа по приблизительному определению количества лиц, на которых будет распространяться закон, проведена. И законодатель считает, что центральному аппарату Миндоходов под силу проводить эффективный мониторинг полученной от плательщиков налогов информации», – аргументирует он.

В то же время Александр Минин считает, что положение о связанности лиц выписано нечетко. В частности, здесь содержится общее определение, что таковыми могут быть лица, отношения между которыми влияют на условия или экономические результаты их деятельности. И наряду с этим общим определением приводится конкретный перечень случаев, когда лица могут быть признаны связанными. «Однако нет указания, является ли этот перечень исчерпывающим, или же могут быть и иные случаи, когда связанность может быть определена исходя из общего определения», – рассказывает юрист. По его словам, если выходить за пределы установленного законом перечня случаев, то речь скорее может идти об определении связанности по принципам антимонопольного законодательства. Потому у плательщиков есть возможность защищаться от возможного растягивания налоговиками до бесконечности понимания связанности лиц. Александр Минин также соглашается, что у бизнеса остается возможность «спрятаться» за подставными лицами, связанность с которыми будет доказать очень непросто.

Как будут контролировать

Согласно закону, плательщики налогов, осуществлявшие контролируемые операции, обязаны до 1 мая следующего года после отчетного подать в Миндоходов информацию о таких операциях. Фискалы ее анализируют и в случае непредоставления и/ или неполного предоставления документов направляют запрос плательщику. Непредоставление документации или выявление отклонения цен в контролируемой операции, а также неподача отчета будут основаниями для проведения проверки. Ее длительность не должна превышать шести месяцев, но этот срок может быть продолжен еще на шесть. «Объяснением такой продолжительности проверки может быть сложность в сборе информации, а именно информации о зарубежных контрагентах, ценах на товары и т. п.», – говорит Константин Носов.

По результатам проверки составляется акт, если были установлены нарушения, или справка, если плательщик законов не нарушал. По выводам акта проверки принимается налоговое уведомление-решение, которое может быть обжаловано в вышестоящий орган либо в суд. Константин Носов замечает, что по закрепленному как в НК, так и Кодексе административного судопроизводства принципу именно налоговый орган должен будет доказывать правомерность своего решения, что, в свою очередь, не освобождает плательщика налогов от необходимости обосновывать правомерность своей позиции. А вот Александр Минин полагает, что по новому закону доказывать, что начисления на основании трансфертных цен неправильные, должен налогоплательщик. «В этом отличие от действующей на сегодняшний день редакции, по которой если налогоплательщик не согласен с доначислениями на основании обычных цен, то налоговая должна идти в суд и доказывать, – говорит он. То есть баланс интересов четко смещается в пользу налоговой, и возможности давления на бизнес увеличиваются».

Ценный вопрос

В законе немало внимания уделено методам определения цен в контролируемых операциях. В частности, определены такие методы, как аналог продаж, метод цен перепродаж, «затраты плюс», чистой прибыли, разделенной прибыли и др. Но соответствующие нормы выписаны достаточно сложно и запутанно. Это дает повод экспертам опасаться, что здесь неизбежны конфликты бизнеса с фискалами. Кроме того, налогоплательщик вроде бы имеет право применять любой из методов. Но приоритетным является метод аналога продаж. А при проверке налоговики могут применить другой метод, чем налогоплательщик. При этом они должны доказать, что предприниматель применил неправильный метод. Но в реалиях свою правоту скорее, как обычно, придется доказывать именно налогоплательщикам. Стоит также упомянуть, что при определении цен фискалы имеют право использовать также информацию СМИ о ценах на товары. «Пока трудно сказать, как будут применяться эти методы на практике в связи с неопределенностью процедур, которые должны быть установлены дополнительно, комментирует Александр Минин.  Риски есть. Основные вопросы вызывают процедурные моменты, в том числе, например, по определению официальных источников ценовой информации».

Впрочем, для крупных налогоплательщиков установлена возможность согласовывать цены с Миндоходов. Александр Минин замечает, что это соответствует мировой практике. А Константин Носов объясняет: «В любом случае добровольная и прогнозируемая уплата налогов лучше, чем сумма налогов, определенная плательщику, но не уплаченная им из-за прохождения процедуры ее обжалования». Заметим, что в редакции законопроекта ко второму чтению оставалась статья, согласно которой его нормы не распространяются на металлургическую, химическую и другую продукцию до 2018 года. По сути эта норма выводит из-под действия закона основной бизнес олигархов, что вызывало негодование оппозиционных политиков. До официальной публикации сложно сказать, оставили ли эту норму в окончательной редакции. Хотя из сказанного выше получается, что и без нее крупный бизнес сможет договориться с Миндоходов о выгодных ценах.

На чем могут подловить фискалы

Константин Носов замечает, что налогоплательщики, подпадающие под действие закона, должны будут подать до 1 мая следующего года отчет о проведенных операциях за сентябрь-декабрь 2013-го. До этого момента Миндоходов не сможет предъявить им претензии по поводу несоответствия цен. «Хотя более логичным было бы вступление закона в силу с начала нового 2014 года, чтобы бизнес мог самостоятельно пересмотреть свою ценовую политику», – отмечает он. Но Александр Минин опасается, что Миндоходов может попытаться охватить действием закона весь нынешний год. По определению контролированных операций – это операции за календарный год. Декларация по прибыли теперь для большинства предприятий подается за год. И на момент определения налоговых обязательств (представления декларации) этот новый закон уже будет действовать. «Весьма вероятно, что таким образом налоговики делают «финт» в попытке охватить практически уже весь 2013 год этим регулированием. И, скорее всего, это может удастся, если не будет «отсечного» разъяснения, что для применения по итогам года этого закона нужно учитывать только операции, совершенные с 1 сентября 2013 года», – говорит эксперт.

Просмотры 3588

Прокомментировать