Cледствие отвели. Возможно ли прекратить досудебное расследование в судебном порядке

авторы: Александр Минин, Елена Букуева

издание: «Юридическая практика», № 21 (857)

27 мая, 2014 Пресса

Статья 55 Конституции Украины предусматривает право каждого оспорить в суде решение, действие или бездействие органов государственной власти, их должностных лиц. В решении от 25 ноября 1997 года №6-зп в деле № 18/1148-97 Конституционный Суд Украины истолковал эту норму следующим образом: каждому гарантируется право оспорить в суде решение, действие или бездействие должностных лиц органов государственной власти, если лицо считает, что их решения, действия или бездействия нарушают или ущемляют права и свободы такого лица или препятствуют их осуществлению, и поэтому требуют защиты в суде.

В своем решении Конституционный Суд Украины также указал, что в статье 55 Конституции Украины не определено, какие именно решения, действия или бездействия органов государственной власти могут быть оспорены. При этом статья 55 устанавливает принцип, в соответствии с которым в суде могут быть оспорены любые решения, действия или бездействия. Тем самым создан механизм реализации конституционного права лица на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Неконституционные ограничения

Законодательное регулирование вопроса возможности судебного обжалования начала уголовного производства (открытия уголовного дела в терминологии Уголовно-процессуального кодекса от 28 декабря 1960 года (УПК 1960 года)) менялось не один раз.

Так, до 2001 года УПК 1960 года не предусматривал возможности обжаловать постановление об открытии уголовного дела.
В 2001 году Конституционный Суд Украины в решении № 6‑рп/2001 от 23 мая 2001 года признал неконституционными положения ст. 2483 Гражданского процессуального кодекса Украины 1963 года (ГПК), которые ограничивали право на обжалование актов и действий служебных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры. После этого решения суды общей юрисдикции начали рассматривать жалобы на постановления об открытии уголовного дела по правилам ГПК.

Через месяц после указанного решения Конституционного Суда Украины в статью 234 УПК 1960 года были внесены изменения, в соответствии с которыми действия следователя можно было оспорить в суде. При этом, согласно этим изменениям, соответствующие жалобы должны были рассматриваться судом во время предварительного рассмотрения дела или при рассмотрении дела по сути.

В отношении такого порядка оспаривания действий следователя 30 января 2003 года Конституционный Суд Украины принял решение N 3-рп/2003, где признал неконституционными положения части 6 статьи 234 УПК 1960 года, ограничивающие возможность оспорить в суде постановления следователя, прокурора, относительно повода, оснований и порядка возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица.

В своем решении Конституционный Суд Украины указал, что постановление о возбуждении уголовного дела относительно определенного лица, которое вынесено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Украины, может породить последствия, которые выходят за рамки уголовно-процессуальных отношений, и нанести такой вред конституционным правам и свободам вследствие несвоевременного судебного контроля, что возобновить их будет неосуществимо. Невозможность рассмотрения судом жалобы на постановление об открытии уголовного дела в отношении определенного лица на стадии досудебного следствия, отсрочка ее проверки судом на стадию предварительного рассмотрения уголовного дела или на стадию рассмотрения его по сути, отсрочка судебного контроля ограничивают конституционное право лица на судебную защиту, которая является гарантией всех прав и свобод человека и гражданина.

Не выйти за рамки

В конце 2006 года в УПК 1960 года были внесены новые статьи (2367, 2368), которые четко урегулировали процедуру обжалования постановлений об открытии уголовного дела. Таким образом, была поставлена точка в отношении законодательного урегулирования возможности судебного обжалования постановлений об открытии уголовного дела, а также процедуры такого обжалования.

Вместе с тем, новый Уголовный процессуальный кодекс Украины (УПК) внес свои коррективы. Во-первых, новый кодекс упростил процедуру открытия уголовного производства, требуя от следователя, прокурора лишь внесения ведомостей в Единый государственный реестр досудебных расследований (ЕГРДР), не углубляясь, как это требовалось ранее, в проверку оснований и поводов для открытия уголовного дела (ст. 214 УПК). Во-вторых, статья 303 УПК не предоставила возможности на этапе досудебного расследования оспорить действия следователя, прокурора по внесению данных в ЕГРДР или их бездействие, которое выражается в незакрытии досудебного расследования, где никому не предъявлено подозрение, если ведение такого досудебного расследования нарушает чьи-то права и интересы.

Таким образом, несмотря на положения части второй ст. 55 Конституции Украины, а также уже пройденную историю с учетом упомянутых выше решений Конституционного Суда Украины, законодатель снова ограничил право заинтересованных лиц на судебную защиту в случае, если начало и ведение досудебного расследования нарушает права этих лиц.

Так, например, нередки случаи, когда по результатам налоговой проверки ведомости об уголовном правонарушении вносятся в ЕГРДР. Внесение ведомостей в ЕГРДР происходит до того, как между плательщиком налогов и контролирующим органом будет решен спор по налоговым доначислениям. Таким образом, еще до того как будет получено окончательное решение суда в деле по обжалованию плательщиком налогов налоговых уведомлений-решений, начинается досудебное расследование уголовного правонарушения. Как правило, это могут быть досудебные расследования преступлений, состав которых предусмотрен статьями 190, 191, 205, 209, 212, 364, 367 Уголовного кодекса Украины (УК). При этом директор и главный бухгалтер плательщика налогов получают статус свидетелей.

Несмотря на то, что такие свидетели являются единственными лицами, которые, исходя из акта налоговой проверки, теоретически могли совершить указанные выше преступления, в статус подозреваемых формально они не переводятся. Поскольку УПК предусматривает исчисление сроков досудебного расследования с момента предъявления подозрения, предъявление подозрения таким свидетелям невыгодно органам досудебного следствия: в этом случае они должны будут в течение двух месяцев либо передать дело с обвинительным актом в суд, либо закрыть досудебное расследование.

Таким образом, «подозреваемые» свидетели остаются в статусе свидетелей в течение всего времени, пока решается спор относительно неправомерности вынесенных по результатам налоговой проверки налоговых уведомлений-решений. А если налоговый спор решается в пользу плательщика налогов, уголовное производство просто закрывается в связи с отсутствием события преступления. Поскольку получение окончательного решения суда в таком споре может быть вопросом даже не одного, а нескольких лет, досудебное расследование может затянуться на годы. При этом в течение всего этого времени свидетели вызываются на регулярные допросы, проводится обыск их жилья, изымаются документы.

Не должны ли такие действия органов досудебного следствия рассматриваться как излишнее процессуальное принуждение, недопущение которого предусмотрено в статье 2 УПК как одна из задач уголовного производства?

Возможно, именно эти последствия необоснованного открытия уголовного производства, которые выходят за рамки уголовно-процессуальных отношений и наносят вред конституционным правам и свободам, имел ввиду Конституционный Суд Украины, когда рассматривал вопрос о неконституционности положений УПК 1960 года, ограничивающих возможность оспорить в суде постановления следователя, прокурора, относительно повода, оснований и порядка возбуждения уголовного дела (решение N 3-рп/2003 от 30 января 2003 года).

Момент открытия

Возвращаясь к УПК 1960 года, следует вспомнить часть третью статьи 98, которая предусматривала, что если в момент открытия уголовного дела установлено лицо, которое совершило преступление, уголовное дело должно быть открыто именно относительно этого лица, а не по факту совершения преступления.

При этом открытие уголовных дел по факту в случае, если было известно лицо, которое его осуществило, или единственное лицо, которое могло его совершить, признавалось судами незаконным (например, определения Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 13 декабря 2012 года в деле № 5-5681км12, определение Апелляционного суда Тернопольской области от 14 марта 2012 года в деле № 1915/1902/2012, определение Апелляционного суда Ивано-Франковской области от 03 июля 2012 года № 0907/8068/2012).

Если говорить об уклонении от уплаты налогов (статья 212 Уголовного кодекса Украины), то такое преступление может быть совершено только должностными лицами юридического лица. Поэтому с точки зрения УПК 1960 года в таком случае уголовное дело должно было открываться против конкретных лиц.

Если же рассматривать ситуацию с точки зрения нового УПК, то внесение данных в ЕГРДР о преступлении по статье 212 УК или о любом другом преступлении, по которому в момент внесения ведомостей в ЕГРДР известно лицо, которое совершило его, или единственное лицо, которое могло совершить это преступление, фактически должно означать предъявление подозрения этим лицам. Поэтому можно говорить о том, что именно с этого момента лицо получает статус подозреваемого, начинается отсчет сроков досудебного расследования, установленных статьей 219 УПК, возникают процессуальные права подозреваемого.

Практика Евросуда

Такое понимание соответствует и практике Европейского Суда по правам человека (Евросуд) по рассмотрению нарушений пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Напомним, что пункт 1 статьи 6 Конвенции предусматривает право каждого на справедливое рассмотрение дела в течение разумного срока независимым и беспристрастным судом, который решит спор относительно его прав и обязанностей гражданского характера или установит обоснованность какого-либо выдвинутого против него обвинения.

Учитывая практику Евросуда, исчисление сроков, в течение которых должно быть принято решение в отношении лица, не обязательно должно быть привязано к формальному присвоению лицу того или иного процессуального статуса. Для этого может быть достаточно того, что по отношению к лицу проводятся определенные процессуальные действия, которые свидетельствуют о таком статусе.

Так, например, в деле Pedersenand and Baadsgaard v. Denmark Евросуд указывает на то, что разумный срок, о котором идет речь в пункте 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в течение которого должно быть рассмотрено дело и установлена обоснованность выдвинутого уголовного обвинения, начинается в момент, когда лицу выдвинуты формальные обвинения, или когда на лицо в значительной мере влияют действия, предпринимаемые органами следствия в результате подозрения такого лица.

В решении о приемлемости заявления № 42541/02 Юргена Шенка (Jürgen Sсhenk) против Германии, Евросуд указал, что на заявителя в значительной мере оказали влияние такие действия в момент, когда был проведен обыск в его помещениях, поэтому срок должен исчисляться со дня проведения обыска.

Следуя такому подходу, внесение данных в ЕГРДР означает, что должностные лица, указанные в акте проверки как лица, ответственные за ведение бухгалтерского и налогового учета, становятся подозреваемыми в деле об уклонении от уплаты налогов или, например, служебной халатности или растрате и присвоении имущества. Осуществления органами досудебного следствия действий, которые в значительной мере влияют на лицо (например, допрос, обыск), означает, что такому лицу фактически предъявлено подозрение, хотя формальные документы могут и не оформляться. Таким образом, с этого момента у прокурора появляется обязанность в кратчайшие сроки или закрыть досудебное расследование, или обратиться в суд (часть 2 статьи 283 УПК). То есть с этого момента начинается отсчет сроков, в течение которых должно быть закончено досудебное расследование, а у подозреваемого появляется право обращаться к следственному судье с жалобами на неосуществление действий, которые обязан осуществить следователь, прокурор в установленные УПК сроки (пункт 1 части 1 статьи 303 УПК).

Запустить механизм

Возможно, именно так должны работать положения УПК для того, чтобы право на судебную защиту было обеспечено всем заинтересованным лицам? Однако механизм так не работает, и «подозреваемый» свидетель в силу своего формального статуса лишен возможности повлиять на открытое досудебное расследование.

Каким же образом можно закрыть досудебное расследование до того, как будет оставлен обвинительный акт и дело будет передано в суд? И в какой суд обращаться? Ведь в отличие от УПК 1960 года, статью 55 Конституции Украины и решение Конституционного Суда Украины от 25 ноября 1997 года №6-зп по ее толкованию никто не отменял.

Как показывает текущая практика, решить этот вопрос в национальных судах вряд ли удастся. Так, с одной стороны, районные суды отказывают в открытии производства, ссылаясь на то, что подобные жалобы в соответствии со статьей 303 УПК могут быть рассмотрены только на стадии подготовительного производства. При этом ими игнорируется решение Конституционного суда Украины N 3-рп/2003, где подобный вопрос рассматривался в отношении норм старого УПК 1960 года, которые ограничивали возможность обжаловать постановление об открытии уголовного дела до этапа предварительного рассмотрения дела или рассмотрения дела по сути.

С другой стороны, административные суды тоже не принимают к рассмотрению подобные иски. В своих решениях административные суды ссылаются на то, что такие споры связаны с выполнением органами прокуратуры, досудебного следствия не властных управленческих функций, а властных процессуальных функций, поэтому они не относятся к юрисдикции административных судов.
Данная позиция была озвучена Высшим административным судом Украины в информационном письме от 12 марта 2011 года  № 334/8/13-11 еще во время действия УПК 1960 года. К такому же выводу пришел и Конституционный Суд Украины в решении от 14 декабря 2011 года N 19-рп/2011. В этом решении Конституционный Суд Украины дал толкование, среди прочего, части второй статьи 2, пункта 2 части третей статьи 17 КАС Украины и рассмотрел вопрос о подсудности дел по жалобам физического лица, которое не является участником уголовного судопроизводства, но уведомило о совершении преступления в случае, если это физическое лицо просит признать противоправной бездеятельность субъекта властных полномочий.

В таких обстоятельствах, вероятно, наиболее правильным решением будет обращение с иском как в районный суд, так и в административный. После получения отказа в рассмотрении иска и обжалования такого отказа в вышестоящие суды возможно обращение в Евросуд в связи с исчерпанием всех национальных средств юридической защиты.

Следует отметить, что прохождение всех необходимых этапов для обращения в Евросуд может занять достаточно длительный промежуток времени. Кардинально же решить вопрос может только решение Конституционного Суда Украины о неконституционности положений УПК, которые ограничивают возможность обжалования бездействия по незакрытию досудебного расследования, или изменения в УПК. Вариантом таких изменений может быть внесение в УПК положения о том, что если в ЕГРДР вносятся ведомости об уголовном правонарушении, по которому в момент внесения ведомостей в ЕГРДР известно лицо, которое совершило его, или единственное лицо, которое могло его совершить, подозрение считается предъявленным такому лицу в момент, когда такое лицо уведомили или такому лицу стало известно об осуществлении следственного действия и/или применении средств обеспечения уголовного производства в отношении такого лица или его имущества.

Загрузить pdf-файл статьи (1,4 Mb)

Просмотры 2418

Прокомментировать