Сетка бремени

авторы: Максим Олексиюк, Тарас Стець

издание: "Юридическая практика", № 46 (777)

16 ноября, 2012 Пресса

 Обременение клиента услугами в сети Интернет без его ведома свидетельствует о мошенничестве.

Часто абонент Интернет-услуг получает от провайдера счет, который откровенно удивляет своим размером. Особенно это характерно в отношении услуг, размер и стоимость которых варьируются месяц от месяца, яркий пример – IP-телефония. Абонента закономерно посещает мысль, а он ли заказал те услуги, которые его настойчиво просят оплатить. В большинстве случаев, разница между фактически потребленными и выставленными к оплате услугами, если и есть, то – небольшая, и без возражений оплачивается ничего не подозревающим абонентом. Однако, не редки случаи, когда вы получаете счет, на порядки превышающий предыдущие периоды и демонстрирующий нехарактерный всплеск в объеме потребленных услуг. В ходе проверки вы выясняете, что в счет включены услуги, которые не инициировались с вашего оборудования. Более того, в негласной беседе сотрудники провайдера могут прямо признавать, что вы столкнулись с мошенничеством, но в то же время — требовать оплаты таких спорных услуг. Кто же будет крайним в такой ситуации?

С одной стороны, как и любая другая услуга, услуга в Интернет должна быть соответствующим образом заказана, сторонами оговорен объем, способ предоставления, место. Заказ конкретной услуги, а также ее согласование со стороны провайдера, осуществляется исключительно действиями сторон, часто – автоматически, с минимальным вмешательством персонала, и не сопровождается каким-либо документооборотом, кроме, разве что, подписания акта приемки-передачи услуг раз в месяц, когда предоставленные услуги уже полностью потреблены. При таких условиях говорить о том, что стороны согласовали предмет договора и его цену в письменном виде, как того требует для хозяйственных договоров п.1 ч. 1 ст. 208 ГК и ст. 181 ХК Украины, оснований нет. Но, в силу специфики Интернет услуг, в частности IP-телефонии, выбора у сторон не остается.

Однако если при оказании иных телекоммуникационных услуг изучение линий связи ограничивается актами обследования, Интернет услуги имеют свои особенности. Интернет – общедоступная сеть, проследить физическую линию связи между абонентом и провайдером, в которой очень сложно. Таким образом, ситуация сводится к установлению факта предоставления услуги и идентификации лица, которое заказало и получило спорные услуги, и, соответственно, несет обязательства по их оплате.

Единственным носителем полной информации, которая исчерпывающе позволяет ответить на вопрос кем, когда и откуда производился заказ Интернет-услуги, является сам провайдер, который, при этом, не особо заинтересован предоставлять эту информацию своим клиентам. Часто можно встретиться с тем, что данные, предоставленные провайдером, не соответствуют реестрам, которые ведутся абонентом. Конечно, небольшие отклонения возможны из-за разных подходов к учету времени, некачественной связи и т.п., но взявшиеся ниоткуда целые сеансы связи однозначно указывают, что ваши отношения с провайдером “вклинилась” третья сторона, или же сам провайдер повел себя недобросовестно.

Именно информация из биллинг-системы провайдера должна указать, когда и откуда производился заказ услуги. Поскольку уникальный идентификатор оборудования, его IP-адрес в Интернет, позволяет определить, в том числе, и регион, с которого производился вызов, сразу можно сделать предварительные выводы относительно круга лиц, которыми делались заявки на соединение. В нашей практике мы столкнулись со случаем, когда анализ логов биллинговой системы позволил определить, что спорный объем услуг заказывался з оборудования, которому был присвоен IP-адрес, характерный для Египта и других стран дальнего зарубежья. Очевидно, что вряд ли такие услуги стал заказывать абонент – украинская компания.

Необходимо учесть, что между провайдером и клиентом имеет место постоянный конфликт интересов. Именно провайдер, как сторона отношений, имеющая в своем распоряжении и технические средства, и персонал, призванные защищать безопасность линии связи с клиентом, в такой безопасности меньше всех заинтересован, так как доступ третьих лиц практически всегда влечет за собой увеличение объема услуг, за которые можно потребовать плату, при практически полном отсутствии дополнительных затрат. Потенциально именно провайдер может допустить утечку идентификаторов для получения третьими лицами доступа до линий связи. Парадокс – все текущие договоры с провайдерами IP-телефонии обязывают именно клиента обеспечивать безопасность пароля, и возлагают на него же все негативные последствия получения такого пароля недобросовестными третьими лицами. В то же время, именно клиенту такая утечка в первою очередь не выгодна, в то время как провайдеру это сулит потребление дополнительных услуг, которые можно будет выставить на абонента.

Чтобы не очутиться в ситуации, когда от вас потребуют оплату Интернет-услуг, к которым вы не имеете никакого отношения, прежде всего необходимо требовать от провайдеров при заключении договора проведения обязательной идентификации по вашему IP-адресу, с закреплением такого конкретного адреса (адресов) в договоре. Использование логина-пароля как средства защиты линии связи возможно лишь как дополнительная мера, особенно в случае, если технические возможности провайдера не обеспечивают возможности генерирования пароля абонентом самостоятельно, без вмешательства и контроля провайдера. Именно идентификация абонента по IP-адресу позволяет ему в конфликтных ситуациях получить веский аргумент в свою пользу – если заказ спорных услуг производился не с оборудования клиента, то и утверждать, что такие услуги были предоставлены клиенту, а не неустановленному третьему лицу по ошибке провайдера, оснований нет.

Ярким примером применения в интересах клиента IP-телефонии вышеприведенных аргументов может служить судебное разбирательство в деле №55/256. Истец, провайдер Интернет услуг, столкнулся с тем, что доказать факт предоставления услуги конкретному клиенту по оговоренному в договоре адресу, очень сложно. Спорный объем услуг был предоставлен по вызовам с оборудования, идентификаторы которых не соответствовали ни оборудованию клиента, ни даже Украине. Помимо того, детальный анализ показаний биллинговой системы продемонстрировал, что вызовы были нехарактерными для телефонии – были краткосрочными и осуществлялись через равные промежутки времени. Производство по делу было прекращено, когда истец, без каких либо объяснений, забрал исковое заявление.

Просмотры 4579

Прокомментировать