Перезагрузка налоговой системы: когда фискалы станут партнерами бизнеса

комментатор: Александр Минин

автор: Вилен Виремко

издание: «Контракты.ua»

08 июля, 2014 Пресса

Смена власти вселила надежду на принципиальные изменения в фискальной политике государства. Сегодня правительство обещает налоговую реформу, люстрацию фискалов, принятие нового НК и пр. Однако пока существенных улучшений опрошенные нами юристы не видят, хотя и отмечают некоторые послабления в давлении на бизнес.

Все почти по-старому

«Налоговые органы по-прежнему направляют запросы по истребованию документов и проводят проверки с единственным намерением – начислить налоговые обязательства. Новая власть продолжила имеющуюся практику. Ожидать изменений к лучшему в ближайшем будущем нет никаких оснований», – констатирует руководитель налоговой практики адвокатской компании «Соколовский и Партнеры» Наталья Куриленко. О том, что пока ситуация кардинально не изменилась, говорит и Оксана Кобзар, партнер ЮФ FELІХ. «С одной стороны уже приняты достаточно серьезные законодательные изменения, направленные на дерегуляцию. Но ни в методах сбора средств в бюджет, ни в поведении проверяющих, ни в судебной практике изменений нет», – замечает она. Что касается конвертационных центров, работавших ранее под эгидой власти, то, по словам юриста, эту нишу заняли частные структуры, предлагающие более низкую ставку. Хотя Оксана Кобзар верит, что это издержки переходного периода и постепенно все изменится.

Старший партнер юридической фирмы «КМ Партнеры» Александр Минин отмечает, что в некоторой степени ситуация все же поменялась. Нет такого жесткого централизованного прессинга. Закрыли ряд уголовных дел, которые открывались практически по каждому значимому налоговому спору. Сегодня в налоговых на местах зачастую не чувствуется готовности «додавливать» бизнес до конца по спорным вопросам. Чиновники на местах не уверены, что их прикроют сверху. Но кардинальных изменений, перехода на четко выраженную налоговую политику пока не произошло. «Паровоз» все еще катится по старым рельсам: возможно, больше по инерции, и не с таким напором. Уголовные дела продолжают открывать по таким же схемам, давление в спорных ситуациях все же пытаются оказывать, хотя и не так жестко», – говорит Александр Минин.

Юрист ЮК Moris Group Виталий Кеминь также обращает внимание, что, как и ранее, сегодня все же бывают случаи применения двойных стандартов, например, одни предприятия могут вообще не проверять, а при проверке других используются обнаруженные нарушения его контрагентов. «Это подтверждается новыми аналогичными судебными спорами с контролирующими органами. То есть методика налогового давления с помощью проверок на предприятия в налоговых органах пока не изменилась, хотя незначительные шаги в этом направлении есть», – рассказывает юрист. Что касается конвертационных центров, то, по его словам, из централизованных они превращаются в децентрализованные, при этом ставка «обнала» уменьшилась примерно в два раза.

Тяжелое наследие

Проблема реформы фискальной системы усугубляется экономическим кризисом и губительной политикой прошлого правительства. К экономическому спаду нужно добавить тот факт, что предыдущая власть собрала авансом более 37 млрд грн налога на прибыль и 21,6 млрд грн задолжала бизнесу в виде невозмещенного НДС. По мнению Александра Минина, по-доброму, чтобы всем было хорошо, универсально эту проблему не решить. Денег для выплаты этих сумм нет. «Думаю, что налогоплательщики это также понимают. Поэтому, по крайней мере для снятия напряженности по данному вопросу, необходим диалог с крупнейшими из таких кредиторов государства. Ведь недаром говорят, что маленький долг – проблема должника, а большой – кредитора», – советует он. Нужно с каждым большим кредитором обсуждать возможные пути решения проблемы. И по достигнутым решениям подписывать соответствующие меморандумы.
Еще одна беда – конвертные зарплаты, что приводит к огромному дефициту бюджета Пенсионного фонда. Оксана Кобзар считает, что необходимо снижать Единый соцвзнос и параллельно проводить пенсионную реформу. Александр Минин дополняет, что накопительная система социального страхования не работает: проедается больше, чем поступает ЕСВ. Поэтому лучше ЕСВ отменить и установить минимальную социальную пенсию, средства на которую брать из налога на доходы физлиц. Все остальное должно быть прерогативой негосударственных фондов.

Стоит ли убивать дракона

Первым шагом новой власти в реформировании фискальной системы стало решение ликвидировать Миндоходов и снова создать ГНАУ и ГТСУ. Но вскоре передумали. И в конце мая Кабмин принял другое решение, о создании на базе министерства Государственной фискальной службы, в состав которой войдут таможня и налоговая (постановление №160 от 21.05.2014 г.). От предшественника ведомство отличается тем, что оно будет подчинено Минфину и не получит права законодательной инициативы. Предполагается, что полностью Миндоходов будет реорганизовано в ГФС до осени.

По мнению ранее замминистра доходов, а теперь уже главы ГФС Игоря Билоуса, налоговая и таможенная политика должны формироваться в едином управленческом поле, а закрепление этих направлений за разными ведомствами может нарушить полноценное функционирование служб. Эксперты же не видят принципиальной разницы в том, будут ли налоговая и таможня объединены или нет. «Я критиковала как создание Миндоходов, так и его расформирование. Внятных обоснований ни первой, ни второй идеи мы так и не услышали», – говорит Оксана Кобзар. Впрочем, Александр Минин обращает внимание, что в большинстве стран подобные службы разделены. У этих направлений есть своя специфика. «Думаю, такое разделение позволило бы более эффективно вести работу по каждому из направлений», – говорит он. При этом особых проблем для бизнеса в разделении таможни и налоговой юрист здесь не видит. Правда, замечает, что подобная реформа потребовала бы времени и усилий, и именно сейчас для этого, возможно, не самый лучший период: есть более «пожарные» задачи. А Виталий Кеминь обращает внимание, что сосредоточение финансовых ресурсов в одних руках может привести к злоупотреблению и узурпации власти. Потому в нынешних условиях решение разделить ведомства было оправданно.

Но более важным и обсуждаемым является вопрос ликвидации налоговой милиции и создания финансовой полиции, в ведение которой будут переданы все финансовые нарушения. Оксана Кобзар поддерживает такую инициативу, поскольку должен быть один понятный орган, который бы занимался финансовыми нарушениями. «Логично и то, что такая служба должна подчиняться президенту», – считает юрист. Александр Минин также согласен, что налоговую милицию как узкоспециализированный орган стоит ликвидировать. Она создает предпосылки для возникновения огромного массива дел, чтобы оправдать свое существование. «Пока у нас будет такой монстр, будет объективное желание этого монстра генерировать тучу дел даже просто для того, чтобы оправдать свое существование», – говорит юрист. В то же время Виталий Кеминь утверждает, что простое изменение названия с налоговой милиции на финансовую полицию не даст желаемого результата. «Основное – это исполнение правоохранительными органами их функций, а именно: разоблачение преступлений в сфере налогообложения», – подчеркивает эксперт.

От перемены мест слагаемых сумма не меняется

В последнее время во власти стало популярным анонсировать уменьшение количества налогов с 22 до 10, а то и до восьми. Правда, это случится лишь с принятием нового Налогового кодекса. Еще в марте премьер Арсений Яценюк говорил о его вступлении в силу уже с 2015 года. Позже заявил, что кодекс заработает уже в 2016-м. Пока же создана рабочая группа по разработке соответствующего законопроекта с участием Миндоходов под руководством министра Павла Шереметы. Кроме того, создали девять подгрупп по реформированию отдельных разделов НК в Минфине. Здесь стоит вспомнить эпопею с принятием НК в 2010 году. Тогда рабочие группы собирал вице-премьер Сергей Тигипко, по данным вопросам советовался с бизнесом глава Госпредпринимательства Михаил Бродский и т.д. В итоге в парламент поступил законопроект, разработанный, чуть ли не тайно, Минфином под руководством премьера Николая Азарова. Важно, чтобы теперь в окончательную редакцию проекта НК вошли лучшие наработки разных групп.

Впрочем, сейчас на обсуждение документа есть время. Александр Минин отмечает, что в данном случае не нужен «пожар». «Пока что нет нового стратегического видения, а идет скорее доработка идей «папередныкив». Для начала все же надо иметь свое стратегическое видение», – говорит он. Лучше, по мнению юриста, идти по доработке и совершенствованию кодекса. При этом, возможно, меняя целые разделы. Можно, например, реформировать НПП по эстонскому типу. Там прибылью считается и облагается налогом то, что изымается из бизнеса на потребление, то есть дивиденды и выплаты, не связанные с ведением бизнеса. Также можно реформировать НДС: чтобы он взимался только на таможне при ввозе, при продаже потребителю или при потреблении внутри бизнеса не для целей облагаемых НДС операций.

Также Александр Минин отмечает, что формальное уменьшение количества налогов не всегда означает снижение общей налоговой нагрузки. В первую очередь он советует законодательно закрепить совокупную часть ВВП, которую можно изымать из экономики и перераспределять через бюджет. Сегодня в Украине эта часть очень большая – 45%, а то и более 50%. Потому вначале нужно уменьшить этот общий «отъем» государством, определить его. А потом решить, как технически это должно происходить, за счет каких налогов. Не ожидает снижения налоговой нагрузки и Оксана Кобзар. «Хотя бы только не возрастала нагрузка», – беспокоится она. При этом юрист не видит особых проблем с администрированием налогов, кроме НДС, который нужно просто отменить. «Бизнесу нужны стабильность, предсказуемость, защита их собственности, прогнозируемость бюджетов их проектов, ну и, если можно, чуть ниже ЕСВ», – отмечает Оксана Кобзар.

Кадры: поменять или переделать

Очевидно, что для перезагрузки фискальной системы недостаточно одного лишь изменения законодательства. Необходима кадровая чистка. Еще в начале апреля Игорь Билоус сетовал на саботаж подчиненных. Многие уходили в отпуск на 90 дней или на больничный на 60 дней. Теперь он заверяет, что на работу в новосозданную службу перейдут только люди, которые доказали профессионализм и не были задействованы в противоправных действиях. К слову, по информации Миндоходов, с начала года из министерства уволены более двух тыс сотрудников. Кроме того, в период 15 марта — 15 июня по фактам совершения должностными лицами Миндоходов преступлений в сфере служебной деятельности открыто 88 уголовных производств.

Впрочем, по мнению юристов, проблема замены кадров в фискальной системе не так проста. Наталья Куриленко, как вариант, допускает возможность предложения теперешним руководителям налоговых органов «отойти от дел» взамен на не расследование их деятельности. «Весьма цивилизованный подход. Хотя предлагать его всем без исключения, наверное, не стоит», – считает она. Также нужно провести обучение фискалов новым подходам к работе, после чего организовать проверку квалификации. «Такая позиция подкреплена многолетним опытом общения с представителями налоговой, которые в подавляющем большинстве не знают ни основных принципов работы представителей органов власти, ни налогового права», – аргументирует юрист. Оксана Кобзар, обращая внимание на специфику ведомства, также замечает, что необходим определенный уровень квалификации персонала. Принимая это во внимание, новому руководству нужно пока провести серьезный аудит персонала. «Уверена, что можно оптимизировать функционал, организовать дополнительное обучение, изыскать возможности повышения оплаты труда наряду с сокращением численности», – утверждает Оксана Кобзар. Александр Минин также считает, что в первую очередь необходимы определенные изменения на руководящем уровне. Кроме того, нужна персональная ответственность чиновников – например, наказывать за немотивированные решения и рассмотрения. «Идеальных чиновников мы не возьмем, но создать порядок и атмосферу для должной работы возможно. И тем самым заставить работать даже имеющиеся кадры», – говорит юрист.

Просмотры 1903

Прокомментировать