Машина бремени
Слишком обременительный налоговый пресс лишает бизнес мотивации к дальнейшей работе и в итоге приводит к уменьшению сборов

автор: Александр Минин

издание: «Юридическая практика», № 46 (289)

12 ноября, 2013 Пресса

Разными путями и методами, но вплоть до последнего времени налоговые органы, следует признать, обеспечивали рост поступлений в бюджет. В то же время происходило это без зримого роста экономики, и на фоне незначительной инфляции. А значит, изменялась пропорция средств изымаемых из производящей экономики (в соотношении с оставляемыми), и перераспределяемых через бюджет.

Соберем больше?

На следующий год, судя по информации о проекте бюджета, ставятся задачи по дальнейшему росту собираемых средств, в то время как значительного роста экономики так и не предвидится, ровно как не планируется и значительной инфляции, которая могла бы «надуть» деньги хотя бы в номинальном исчислении. Так будет ли фактически рост бюджета за счет фискальной составляющей, и какова может быть цена такого роста?

В налоговой теории есть понятие кривой Лаффера. Его можно свести к тому, что поднятие ставок и увеличение усилий по сбору налогов приводит к увеличению сборов (восходящая часть кривой) только до определенного предела, а потом идет спад (нисходящая часть кривой). Когда налоговый пресс становится слишком обременительным, это лишает мотивации к дальнейшей работе и развитию (зачем, если все и так заберут; а если и остается что-то, то крохи, которые не стоят дополнительных усилий). Позволю предположить, что Украина находится на нисходящей части кривой. Т.е. действия по наращиванию фактического сбора налогов уже привели к тому, что дальнейшие усилия будут давать в итоге (пусть и с определенным лагом во времени) противоположный эффект. Иными словами, чем больше будут прилагать усилия для выжимания дополнительных налогов, тем меньше фактически будут собирать. Статистика покажет, возможно эта ситуация уже наступила.

Можно, наверное, еще напрячься, и в какой-то момент собрать больше, изъяв из «амбаров» все «под метелочку». А дальше? Не просто резкий, а тогда уже катастрофический спад. Так не пора ли подумать о замене фактической продразверстки продналогом? Для тех, кто не изучал в школе этой части советской истории, напомню, что речь идет о замене политики забирать все, что нашли, на гарантию оставить урожай производителю взамен на уплату приемлемого налога.

Сегодня господствует идеология продразверстки, т.е. желаемое, поставленный план надо обеспечить любой ценой, с применением любых методов. Для этого годятся и законодательные изменения, и «перегибы на местах».

Откроем Налоговый кодекс (НК) в электронной базе данных, и посчитаем количество законов, которыми в него уже вносились изменения. Более сорока. И во многих случаях это были существенные изменения. Т.е. ни о какой стабильности налогового законодательства и отработанности Кодекса речи не идет, его кроят и перекраивают чуть ли не на ежеминутной основе. При этом из обсуждения с налогоплательщиками нововведений можно сделать вывод, что хотя изменения и могут позитивно решать отдельные вопросы, в целом введение Налогового кодекса и последующие изменения оцениваются как приведшие к усилению налогового бремени.

Реальным усилением налогового бремени стала и система автоматического открытия досудебного расследования (уголовного дела) практически по любому акту налоговой проверки с крупными доначислениями, начиная с ноября прошлого года, со вступлением в силу нового Уголовно процессуального кодекса (УПК) Украины. Окончательно такая практика сложилась примерно с весны текущего года, когда завершились споры между налоговой и МВД о возможном органе (и его подчинённости), который мог бы подгрести под себя данную категорию дел. Теперь же сложился определенный баланс по подследственности, где каждое из министерств имеет определенную долю «влияния» на налогоплательщиков. Т.е. теперь любой обычный спор с налоговой, даже по предмету, выявляемому в ходе обычной проверки и на основании документов налогоплательщика, при том, что налогоплательщик отстаивает позицию в судах и никуда не исчезает, стараются перевести также в уголовную плоскость. И что это если не политика устрашения? О нервах и здоровье, потраченных налогоплательщиками говорить стоит? И совсем не мотивирует на дальнейшее развитие эта система тотального запугивания прессом в случае несогласия с подходами налоговой.

Закон и практика

А непосредственно подходы налоговой, которые далеко не всегда базируются на законе и экономическом смысле налога? Из тех, что на слуху, можно привести позицию налоговой по переплатам по налогу на прибыль и возможности их зачета в счет помесячных авансовых платежей. Т.е. деньги уже в бюджете, но налоговая их «не считает» поскольку по авансам придумала открыть новые счета для учета, и считает их отдельным обязательством (хотя речь идет о том же налоге). Да в конце концов государство просто должно вернуть эти деньги налогоплательщику по первому требованию согласно закону. А в реальности, попробуй вернуть то, что уже попало к фискалам. И еще из этой же «оперы», возможность зачета налога на прибыль, уплачиваемого авансом при выплате дивидендов, в счет помесячных авансовых платежей. Налоговая опять против. Хотя даже уже и в Кодекс внесли изменения, и воля законодателя понятна. Налоговая опять против. Такое творчество налоговой можно отнести к отдельной составляющей фискальной политики, на сегодня уже перешедшей ту грань, за которой идет именно убивание экономики и в итоге обмеление тех потоков налогов и сборов, питающих государство.

У экономики есть свои законы, и обойти их не получится. Когда их пытаются игнорировать, результат бывает весьма болезненный. Лишение экономической мотивации субъектов хозяйствования путем чрезмерного фискального и административного пресса «аукнется», и, похоже, этот процесс уже пошел.

Есть такое высказывание, что настоящего политика отличает то, что он думает о будущем, а не о будущих выборах. А при таком подходе как сейчас можно обрушить экономику и не дотянуть нормально даже до следующих выборов.

Поэтому представляется, что по-государственному нужно немедленно круто менять фискальную политику, уходя от доминирующего сейчас подхода продразверстки. Важно определить, что реально экономика может вынести в качестве перераспределения через госбюджет, и резко уменьшить реальное налоговое и административное давление на налогоплательщиков. При этом не прятать как страус голову в песок, а реально смотреть на вещи. Так можно пытаться поднять кпд у лампочки накаливания, пытаясь выжать из нее больше света на киловатт электроэнергии (и обещать это), но существуют технологические пределы. Нефть можно выкачивать из пластов, и повышать отдачу определенными методами, но опять-таки есть пределы. Человек может выступать донором крови, но отдать за раз без вреда может только ее определенную часть. И с экономикой: нельзя быть вампиром и обескровливать ее более, чем совместимо с нормальным состоянием. Экономика должна быть и оставаться донором, а не жертвой потребностей бюджета.

Так что сейчас речь идет не о косметических или технических изменениях в налоговых законах и имплементации фискальной политики, а о необходимости принципиального изменения в этой сфере.

Просмотры 2863

Прокомментировать