Вина и мир: при определении хозяйственной операции как бестоварной судам не стоит доверять приговорам с утвержденными соглашениями признания вины

автор: Александр Минин

издание: «Юридическая практика», № 20 (908)

19 мая, 2015 Пресса

Читать статью на сайте «Юридической практики».

В последнее время все чаще в налоговых спорах в качестве доказательств появляются приговоры судов об утверждении соглашений о признании вины в отношении участников или должностных лиц контрагентов налогоплательщика. Такие соглашения, заключаемые между прокурором и подозреваемым (обвиняемым), содержат признание вины в совершении уголовного правонарушения в обмен на назначение согласованного наказания, изложение существенных для уголовного производства обстоятельств (статья 472 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины). Утверждаются они приговором суда.

«Доказательство» бестоварности

Приговоры с утвержденными соглашениями о признании вины, в частности по статьям 205 (фиктивное предпринимательство), 212 (уклонение от уплаты налогов), 358 (подделка документов) Уголовного кодекса (УК) Украины, в дальнейшем приводятся в подтверждение якобы бестоварности операций с предприятиями, в отношении должностных лиц или участников которых заключены такие соглашения.

Как правило, появление таких приговоров в деле в административном суде становится фатальным для налогоплательщика, который пытается доказать реальность операций с соответствующим контрагентом, особенно в том случае если в соглашении и приговоре описывается детально что «никто никому в действительности ничего не поставлял».

Например, в постановлении Окружного административного суда г. Киева от 15 октября 2014 года в деле №826/14988/14 суд пришел к следующим выводам: «Таким образом, представленные истцом документы не дают возможности установить реальность проведенных операций и факт использования в хозяйственной деятельности истца, а только фиксируют хозяйственные операции с указанным контрагентом, поскольку, приговором Ленинского районного суда г. Николаева от 7 октября 2013 года в деле №1-кп/489/410/13 установлено, что обвиняемый гр-н А. и прокурор Г. при рассмотрении в суде заключили соглашение о признании вины от 7 октября 2013 года, в связи с бесспорным признанием гр-ном А. вины в совершении уголовного правонарушения».

Аналогичная позиция и в ряде иных негативных решений судов первой инстанции за 2014-2015 годы, например: Постановления Окружного административного суда г. Киева от 29 декабря 2014 года по делу №826/13950/13-а; от 4 августа 2014 года по делу №826/9040/14; от 23 апреля 2014 года по делу № 826/4462/14; от 20 мая 2014 года по делу №826/5558/14; от 5 июня 2014 года по делу №826/5743/14; от 2 февраля 2015 года по делу №826/12259/13-а; от 12 ноября 2014 года по делу №826/8840/14; Постановление Киевского окружного административного суда от 21 января 2015 года по делу №810/7204/14; Постановление Винницкого окружного административного суда от 28 января 2014 года по делу №802/2593/13-а.

Есть правда и положительные для налогоплательщиков решения, но они скорее единичны. На уровне апелляции статистика несколько улучшается, но все равно не в пользу налогоплательщиков.

На уровне кассации пока было найдено только два решения с упоминанием соглашения о признании со стороны контрагентов вины по статье 205 УК Украины, и оба эти решения не в пользу налогоплательщиков: Определения Высшего административного суда Украины от 3 апреля 2014 года по делу №К/800/29783/13 и от 17 февраля 2015 года по делу №К/800/24186/14.

Приговор – не доказательство

Такой тренд и де-факто восприятие приговора с утвержденным соглашением о признании вины по контрагенту чуть ли не как истины в последней инстанции создают впечатление предвзятости судов в спорах с таким «доказательством».

Что тем более удивительно, что в аналогичных делах, где есть обвинительный приговор по той же статье 205, но без соглашения о признании вины, ВАСУ больше поддерживает позицию налогоплательщиков. Так, например, ВАСУ 12 февраля 2015 года в деле №К/800/17597/13, несмотря на наличие по контрагенту приговора по статье 205 УК Украины, в частности, определил, что обстоятельства установленные приговором суда в отношении физического лица не могут считаться обязательными при оценке административным судом правомерности поведения юридического лица-контрагента; приговор суда, которым виновным признано должностное лицо налогоплательщика, сам по себе не может быть безусловным доказательством никчемности или недействительности заключенных им договоров или бестоварности хозяйственных операций; преступные деяния касаются периода создания и регистрации юридического лица, при этом дальнейшая хозяйственная деятельность предприятия в уголовном деле не исследовалась, а приговор суда не содержит ссылки на какие-либо хозяйственные операции в частности с истцом, и не устанавливает их незаконность или бестоварность. Аналогичная позиция изложена также в следующих решениях ВАСУ: Определение от 22 января 2015 года по делу №К/800/61510/13; Определение от 24 февраля 2015 года по делу №К/800/52029/14; Постановление от 5 февраля 2015 года по делу №К/800/59101/14 и др.

Личное восприятие

В чем же разница, которая обусловливает разные результаты наличия в деле просто приговора по статье 205 УК Украины в отличие от приговора с утверждением соглашения вины по той же статье?

Психологическое восприятие признания вины как царицы доказательств?

Или еще то, что в делах с соглашением о признании вины значительно чаще и детальнее, нежели в приговорах без такого соглашения, описываются в самом соглашении и приговоре показания в отношении операций (точнее их отсутствия) с контрагентами? А административные суды готовы положить их в основу своих решений. При этом административные суды не задаются вопросом, а откуда и почему столь подробные данные, чем вызвано отличие от обычных приговоров по той же статье (которые выносятся с более тщательным исследованием доказательств и подтверждения ими приговора; т.е. в которые тяжелее «нагнать воздух»).

Рискну предположить, что весьма часто это вызвано искусственным созданием таких соглашений и приговоров изначально с прицелом, в том числе на использование именно в отношении нормальных налогоплательщиков, с которых можно скачать деньги с использованием такого «доказательства». А обвиняемый идет на это в обмен на применение к нему более мягкого наказания или фактического освобождения от инкриминирования иных статей. По крайней мере, в одном случае именно такие «движущие силы» были потом зафиксированы в административном суде свидетельскими показаниями под присягой.

С учетом изложенного, к приговорам об утверждении соглашений о признании вины и изложенным в них обстоятельствам судам следовало бы относиться с гораздо большей настороженностью, и практика не должна была бы существенно отличаться от таковой с просто приговорами по той же статье 205 УК Украины.

Как пример должного отношения можно привести решение от 9 июля 2013 года в уголовном деле №122/11935/13-к Апелляционного суда Автономной Республики Крым: «… Коллегия судей не может принять как доказательство фиктивности отношений между … копию приговора Киевского районного суда г. Симферополя от 10 апреля 2013 года, которым было утверждено соглашение о признании вины гр-на Б. в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 28 – частью 2 статьи 205 УК Украины, поскольку названное соглашение было утверждено без оценки всех доказательств уголовного производства и является личным отношением гр-на Б. к обстоятельствам инкриминированного ему деяния …».

Просмотры 986

Прокомментировать