+ Слово должно быть в результатах поиска. - Исключение слова из результатов поиска. * Слово начинается/заканчивается на текст перед/после символа. ""Поиск слов в составе фразы.

 

Верховный Суд: обжалование налоговых проверок в рамках уголовного производства

16 марта, 2018 Информационные письма

1.

15 февраля 2018 года Верховный Суд коллегией судей Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда в составе: председательствующего Матиек Т.В., судей Билык Н. В., Могильного О.П., Остапук В. И., Наставного В. В., Кравченко С. И., Яковлевой С. В. вынес Постановление от 15.02.2018 г. по делу № 757/2200/17-к (далее – Постановление ВС), которым признано законным Определение Апелляционного суда города Киева от 30 августа 2017 года об отказе в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе на Определение Печерского районного суда города Киева от 16 января 2017 года о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства, а кассационная жалоба адвоката оставлена без удовлетворения.

Такое Постановление ВС НЕльзя считать обоснованным, мотивированным и таким, что соответствует требованиям Конституции Украины, законам, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, практике Европейского суда по правам человека. И именно эти все указанные аспекты мы рассматриваем в данном обзорном письме.

2.

Вместе с тем, пока мы готовили этот обзор, коллегия судей Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда Верховного Суда в составе: председательствующего Бущенко А. П., судей Григорьевой И. В., Голубицкого С. С. вынесли Определение от 06 марта 2018 года № 51-499км17, которым приняли решение о передаче дела по кассационной жалобе на Определение Апелляционного суда Донецкой области от 30 августа 2017 года об отказе в открытии апелляционного производства по жалобе на определение следственного судьи о назначении проверки в рамках уголовного производства − на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда, как содержащую исключительную правовую проблему, и такая передача необходима для обеспечения развития права и формирования единой правоприменительной практики.

Мы очень благодарны Первой судебной палате Кассационного уголовного суда Верховного Суда за такое мудрое, взвешенное, обоснованное решение, за действительно правовой подход, понимание существования проблемы, ее глубокий анализ, применение принципа верховенства права и передачу правового анализа вопроса права назначения следственными судьями проверок в рамках уголовного производства, права обжалования такого рода определений на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда. Считаем это примером решений, которых мы ожидали и ожидаем от обновленного Верховного Суда.

3.

При этом со своей стороны приводим определенный анализ отдельных моментов предыдущего отрицательного решения, о котором идет речь в разделе 1 этого письма. Публикуем в том состоянии проект, каким он был на момент обнародования решения от 6 марта, о котором идет речь в главе 2. Там сказано лучше за нас по многим аспектам.

Вместе с тем, надеемся, что и изложенное в этом обзоре тоже может быть полезным, в том числе при рассмотрении этого вопроса Большой Палатой.

Поэтому относительно негативного решения от 15 февраля:

На что ссылался адвокат в кассационной жалобе? В Постановлении ВС говорится следующее (цитата):

«Считая отказ апелляционного суда в открытии апелляционного производства ошибочным и преждевременным, ЛИЦО_4 в кассационной жалобе утверждает, что при отсутствии в действующем УПК нормы, которая непосредственно предусматривает возможность обращения следователя или прокурора и рассмотрения следственным судьей ходатайств о назначении внеплановой документальной проверки, и нормы, которая предусматривает обжалование стороной уголовного производства такого решения в апелляционном порядке, апелляционному суду следовало руководствоваться положениями Конституции Украины, общими принципами УПК и практикой Европейского суда по правам человека и рассмотреть апелляционную жалобу адвоката Курчина О.Г., обеспечив таким образом право ЛИЦО_4 на доступ к правосудию».

То есть в обоснование незаконности отказа в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе на определение следственного судьи о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства, было обращено внимание суда на:

  • право на апелляционное обжалование в соответствии с Конституцией Украины;
  • общие принципы УПК Украины;
  • практику Европейского суда по правам человека (далее  ̶  ЕСПЧ);
  • очевидную незаконность решения следственного судьи в связи с отсутствием согласно УПК Украины права на рассмотрение ходатайств и вынесения определений о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства.

Однако такие доводы коллегия судей признала необоснованными, указав в мотивировочной части Постановления ВС следующее:

(1) В Постановлении ВС суд пришел к заключению о том, что апелляционный суд, фактически, не мог принять к рассмотрению апелляционную жалобу адвоката на определение следственного судьи о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства, поскольку право на обжалование такого рода определений прямо не предусмотрено ст. 309 УПК Украины. Соответственно, будучи обязанным действовать исключительно на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным законом, суд апелляционной инстанции не имел другого выхода, как отказать в открытии производства, иначе предписания УПК Украины были бы нарушены.

То есть судом был занят подход, согласно с которым суд (в том числе апелляционной инстанции) может действовать исключительно в соответствии с буквой закона и «ни-ни» в сторону. Однако в таком случае суд должен был быть последовательным и придерживаться единства в несогласии с незаконными действиями всех судов и незаконности всех решений. Однако такой подход не был применен к решению следственного судьи, и, расписывая по сути отсутствие в УПК Украины права обжаловать в апелляционном порядке решения следственных судей о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства – суд «закрывает глаза» на отсутствие в УПК Украины права и процедуры вынесения самих определений о назначении налоговых проверок в рамках уголовного производства.

В частности, с Постановления ВС (цитата):

«В соответствии с ч. 2 ст.19 Конституции Украины органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины.

Согласно ч. 1 ст. 1 УПК порядок уголовного судопроизводства на территории Украины определяется только уголовным процессуальным законодательством, анализ которого свидетельствует, что нормирование уголовных процессуальных отношений происходит путем четкого и императивного определения процедур, регламентации прав их участников для предупреждения произвольного использования властями своих полномочий и обеспечения условий справедливого судопроизводства.

Указанному императивному принципу соответствует использованная в УПК законодательная техника, в частности в ч. 1 ст. 309, которая содержит исчерпывающий перечень судебных решений следственного судьи, которые могут быть обжалованы во время досудебного расследования в апелляционном суде, и этот перечень расширенному толкованию не подлежит.»

Указанное выше свидетельствует о правильности заключения апелляционного суда о том, что при отсутствии в исчерпывающем перечне ч. 1 ст. 309 УПК решения следственного судьи об удовлетворении ходатайства следователя или прокурора о проведении внеплановой документальной проверки, его апелляционное обжалование невозможно. Поэтому апелляционный суд обоснованно, ссылаясь на ч. 4 ст. 399 УПК, отказал в открытии апелляционного производства по апелляционной жалобе адвоката Курчина О. Г. в интересах ЛИЦА_4».

Однако

Приводя аргумент о необходимости соблюдения органами государственной власти ст. 19 Конституции Украины, возникает вопрос, почему сам Верховный Суд, как орган судебной власти, игнорирует предписания п. 8 ч. 2 ст. 129 Конституции Украины (цитата из действующей редакции после проведенной конституционной реформы):

«Основными принципами судопроизводства являются:

8) обеспечение права на апелляционный пересмотр дела и в определенных законом случаях – на кассационное обжалование судебного решения».

Таким образом, в соответствии с указанной нормой, пока что право на апелляционный пересмотр дела является безусловным, а исключения не могут определяться законом и УПК Украины в том числе.

Однако Верховный Суд не применил и даже не упомянул в Постановлении ВС об указанной норме Конституции Украины, которая в соответствии с ч. 3 ст. 8 Конституции Украины является нормой прямого действия, а обращение в суд гарантируется непосредственно на основании Конституции Украины.

Такое же возмущение вызывает и ссылка на ч. 1 ст. 1 УПК Украины, согласно которой порядок уголовного судопроизводства на территории Украины определяется только уголовным процессуальным законодательством для предупреждения произвольного использования властями своих полномочий и обеспечения условий справедливого судопроизводства. Однако именно такое своевольное использование следственным судьей своих полномочий и нарушение условий справедливого судопроизводства имело место при вынесении следственным судьей определения о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства, право и процедура вынесения которого не предусмотрены в УПК Украины.

И по указанному в Постановлении ВС содержится одно, однако, впечатляющее, заключение (цитата):

«Что касается доводов кассационной жалобы о незаконности самого определения следственного судьи, то они не основываются на требованиях уголовного процессуального закона, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 309 УПК решение следственного судьи не подлежит отдельному обжалованию, а согласно положениям ст. 424 УПК это решение не является предметом кассационного пересмотра».

Однако, что именно этим хотел сказать суд? Что доводы о незаконности самого определения следственного судьи о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства являются незаконными, поскольку такое решение в соответствии с предписаниями УПК Украины обжалованию не подлежит? Это какой-то сюрреализм юридической мысли.

(2) В продолжение аргументации позиции, что суд должен действовать исключительно в соответствии с предписаниями закона, то есть УПК Украины, суд обратил внимание на невозможность применения «аналогичного процессуального порядка» рассмотрения апелляционной жалобы, указав в Постановлении ВС (цитата):

«Что же касается ссылок в кассационной жалобе ЛИЦО_4 на то, что, отказав в открытии апелляционного производства по этим основаниям, апелляционный суд оставил без внимания общие принципы уголовного производства, которыми обеспечивается право на апелляционное обжалование тех судебных решений, которые прямо не предусмотрены нормами УПК, то они не основываются на законе.

По смыслу уголовного процессуального закона общие принципы уголовного производства направлены на обеспечение законности уголовной процессуальной деятельности и соблюдения прав и законных интересов лиц, участвующих в таком производстве, и не противоречат требованию императивности. В то же время преодоление пробелов процедуры, не предусмотренной УПК, путем применения аналогичного процессуального порядка является недопустимым, поскольку приведет к пренебрежению отдельными правами и свободами, которые в равной степени гарантированы государством».

Однако

Суд опять же является непоследовательным в своих подходах, ведь он сознательно игнорирует то обстоятельство, что именно применение «аналогичного» процессуального порядка произошло при вынесении определения следственным судьей о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства. Так, предписаниями УПК Украины (ст. 131, 223, гл. 20 УПК Украины) предусмотрено право следственного судьи на вынесение определений о:

(i) применении мер обеспечения уголовного производства,

(ii) проведении следственных (розыскных) действий; и

(iii) проведении негласных следственных (розыскных) действий.

В свою очередь, назначение налоговой проверки в рамках уголовного производства не относится ни к следственным действиям/негласным следственным действиям, ни к мерам обеспечения уголовного производства – таким образом, УПК Украины не предусматривает процедуры рассмотрения следственными судьями ходатайств о назначении налоговых проверок в рамках уголовного производства, и вынесения определений о назначении налоговых проверок в рамках уголовного производства соответственно.

В таком случае, какова процедура была применена следственным судьей при вынесении определения о назначении налоговой проверки? «Аналогичная»?

То есть Верховный Суд закрывает глаза на применение следственным судьей несуществующей процедуры вынесения определений о назначении налоговой проверки в рамках уголовного производства, однако, «кричит» о недопустимости применения аналогичных процедур при обжаловании таких незаконных определений в апелляционном порядке. И о защите каких прав и свобод говорится в Постановлении ВС в таком случае?

И это при тех обстоятельствах, что право на апелляционное обжалование предусмотрено в соответствии с прямыми предписаниями ст. 129 Конституции Украины.

Кажется, что Фемида действительно слепа, однако, лишь на одну чашу весов.

(3) В обоснование законности отказа апелляционным судом в открытии производства, суд также ссылался на практику Европейского суда по правам человека, указывая, что доступ к правосудию не является безусловным и может быть ограничен. В частности, суд в Постановлении ВС отметил (цитата):

«В определении Европейского суда по правам человека от 8 января 2008 о приемлемости жалобы № 32671/02 по делу «Скорик против Украины» указано, что право на суд, одним из аспектов которого является право доступа к суду, не является абсолютным, оно может подлежать ограничениям, особенно в отношении условий приемлемости жалобы. Однако эти ограничения не должны влиять на пользование правом таким образом и в такой степени, что саму суть будет нарушено. Они должны отвечать законной цели, и здесь должен быть разумный степень пропорциональности между средствами, которые применяются, и целью, которую пытаются достичь.

При таких обстоятельствах наличие определенных в законе требований касательно обращения в суд высшего уровня в случае несогласия с судебным решением не является тождественным ограничению в доступе к правосудию, а следовательно, не означает ограничение в праве на справедливое судебное разбирательство».

Однако

Верховный Суд, самостоятельно цитируя Решение ЕСПЧ по делу «Скорик против Украины», будто закрывает глаза на основную идею  ̶  ненарушение самой сути права доступа к правосудию, которое, в данном случае, нарушено самим Верховным Судом.

Вместе с этим, Верховным Судом проигнорировано известное в юридических кругах, определенный в п. 39 Решения Европейского суда по правам человека по делу «Гарсиа Манибардо против Испании» (Garcia Manibardo v. Spain) предписание о том, что:

«статья 6 Конвенции не обязывает договаривающиеся государства создать апелляционные или кассационные суды (см., среди других источников, Делкорт против Бельгии от 17 января 1970 года, серия А №. 11 с 13-15, § § 25-26). Однако, если такие суды существуют, гарантии, содержащиеся в статье 6 должны быть соблюдены, в частности путем обеспечения эффективного доступа к суду, так чтобы истцы могли получить решение, касающееся их «гражданских прав и обязанностей».

При этом именно указанные предписания вспоминает и Конституционный Суд Украины, который в своем решении от 08 апреля 2015 года № 3-рп/2015 также отметил, что (пункт 2.1. решения):

«Согласно практике Европейского суда по правам человека в статье 6 Конвенции, предусматривающей право на справедливый суд, не установлено требования к государствам учреждать апелляционные или кассационные суды. Там, где такие суды существуют, гарантии, содержащиеся в указанной статье, должны соответствовать также и обеспечению эффективного доступа к этим судам (пункт 25 Решения по делу «Делкур против Бельгии» от 17 января 1970 года и пункт 65 Решения по делу «Гофман против Германии «от 11 октября 2001 года)».

Таким образом, Европейский суд по правам человека и Конституционный Суд Украины отмечают – если в стране создан суд апелляционной инстанции, то лицу должно быть гарантировано эффективное право на доступ к такому суду для защиты своих нарушенных прав.

И именно исходя из определенных Европейских принципов и ценностей, Конституционной реформой были внесены соответствующие изменения в ст. 129 Конституции Украины, о чем указано в п. 3.8 объяснительной записки к проекту Закона Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)», которым были внесены изменения в Конституцию Украины, а именно:

«Предложенная новая редакция положения касательно обеспечения права на апелляционный пересмотр и кассационное обжалование минимизирует имеющиеся в действующей редакции пункта 8 части третьей статьи 129 Конституции Украины риски расширенного толкования на уровне закона исключений из этого правила, что в последствии влечет за собой ограничение конституционного права человека на обжалование судебного решения.

Новая редакция этого положения позволит гарантировать лицу право на пересмотр дела судом, по крайней мере, один раз – в апелляционном порядке».

То есть Верховный Суд применил практику ЕСПЧ выборочно, вырывая из контекста отдельные фразы, даже не пытаясь действительно разобраться в сложившейся ситуации. Это является досадным, поскольку те положения и принципы, направленные на защиту нарушенных прав и обеспечение доступа к правосудию, которые лежат на поверхности и, практически, являются общеизвестными – даже в новом составе Верховный Суд не применяет.

Все вышеизложенное ярко демонстрирует, что Постановление ВС не соответствует требованиям законности, обоснованности и мотивированности решения суда. И уж точно не является достойным примером правового заключения нового Верховного Суда.

При этом такой заключение еще и противоречит правовому заключению, изложенному в Постановлении Верховного Суда Украины от 12 октября 2017 года № 5-142кс(15)17, согласно которого (цитата):

«Заключение:

В случае вынесения следственным судьей определения, которое не предусмотрено уголовными процессуальными нормами, к которым отсылают положения части третьей статьи 309 УПК, суд апелляционной инстанции не вправе отказать в проверке ее законности, ссылаясь на предписания части четвертой статьи 399 УПК. Право на апелляционное обжалование такого судебного решения подлежит обеспечению на основании пункта 17 части первой статьи 7 и части первой статьи 24 УПК, которые его гарантируют, учитывая положения части шестой статьи 9 УПК, которая устанавливает, что в случаях, когда положения УПК не регулируют или неоднозначно регулируют вопросы уголовного производства, применяются общие принципы уголовного производства, определенные частью первой статьи 7 УПК».

При этом, в соответствии с предписаниями к п. 7 § 3 Переходных положений Закона Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» (цитата):

«Суд, рассматривающий дело в кассационном порядке в составе коллегии судей или палаты (объединенной палаты), передает дело на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда, если такая коллегия или палата (объединенная палата) считает необходимым отступить от заключения касательно применения нормы права в подобных правоотношениях, изложенного в ранее принятом решении Верховного Суда Украины».

Именно предусмотренная указанной нормой ситуация имела место в данном случае, поскольку Постановлением ВС суд отступил от правового заключения касательно применения нормы права в подобных правоотношениях, изложенного в ранее принятом решении Верховного Суда Украины.

Однако вопреки указанной норме закона, судьи Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда при Верховном Суде не передали данное дело на рассмотрение Большой Палаты Верховного Суда, а осуществили рассмотрение данного дела, вынесли решение по существу и отступили от ранее принятого заключения Верховного Суда Украины в Постановлении от 12 октября 2017 года № 5-142кс (15) 17 самостоятельно.

Таким образом, «разобрав по косточкам» Постановление Кассационного уголовного суда при Верховном Суде от 15 февраля 2018 года по делу № 757/2200/17-к, следует, что процедура принятия такого решения была нарушена, а приведенные в нем заключения не соответствуют предписаниям закона. Т.е. есть основания полагать, что при вынесении такого решения, суд был несколько ангажированным и предвзятым, что имело непосредственное влияние на вынесение незаконного решения.

В свою очередь, средством для борьбы с такими незаконными решениями и прекращением практики вынесения следственными судьями определений о назначении налоговых проверок в рамках уголовного производства – считаем, является обращение в Конституционный Суд Украины с конституционной жалобой на п. 78.1.11 НК Украины, который и становится основанием для рассмотрения следственными судьями ходатайств о назначении налоговых проверок. Ведь это единственная норма закона, которая не является даже процессуальной, где упоминается о таком решении и то, в контексте предоставления права контролирующим органам на назначение налоговых проверок на основании такого рода определений. Однако она не может быть процедурной для следственных судей.

Кроме того, остается также возможность обращения в Европейский суд по правам человека за защитой своих нарушенных прав, в связи с принятием незаконных решений, нарушением процедуры, невозможностью обжалования незаконных решений – нарушается целый ряд прав, закрепленных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, а также предписания Решений ЕСПЧ, которые в Украине являются источником права.

При этом, поскольку согласно сведениям, содержащимися в Едином государственном реестре судебных решений, на рассмотрение Кассационного уголовного суда Верховного суда пока что ожидают другие аналогичные кассационные жалобы на определения апелляционных судов об отказе в открытии апелляционного производства на определение следственных судей о назначении проверок в рамках уголовного производства – надеемся, что Кассационный уголовный суд Верховного Суда подойдет к их рассмотрению более основательно, ответственно и вынесет решение в соответствии с предписаниями Конституции Украины, практики ЕСПЧ, предписаниями УПК Украины.

Пока же надеемся на справедливое рассмотрение данного вопроса Большой Палатой Верховного Суда по результатам рассмотрения дела, переданного на рассмотрение Определением Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда Верховного Суда от 06 марта 2018 года № 51-499км17.

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2018

Просмотры 3992

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Декриминализация уклонения от уплаты налогов на сумму < 2 881 500 грн.
Обратное действие во времени действующей редакции ст. 212 УКУ
11 октября, 2019    410

Декриминализация ст. 205 УКУ и изменения в ст. 212 УКУ – увеличение порогов неуплаты налогов при которых возможно привлечение к уголовной ответственности
Какие практические последствия по текущим делам?
26 сентября, 2019    1537

Статистика уголовных производств по ст. 212 УК Украины за первое полугодие 2019 года 31 июля, 2019    731

Пороги для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты ЕСВ (ст. 212-1 УК Украины) в 2019 году 17 июля, 2019    723

Увеличение ответственности за уклонение от уплаты налогов
и некоторые другие преступления,
и
некоторые другие важные изменения Закона о внесении изменений по упрощению досудебного расследования отдельных категорий уголовных преступлений
14 мая, 2019    751

Как различить: налоговый спор или уклонение от уплаты налогов 26 марта, 2019    853

Уголовные производства по уклонению от уплаты налогов в 2018 году — чем закончился год? 26 марта, 2019    959

Потому что надо быть последовательным 01 марта, 2019    662

Пороги для привлечения к уголовной ответственности по ст. 212 УК Украины в 2019 году 09 января, 2019    52145

Стоит ли доверять приговорам и другим решениям по уголовным производствам по ст. 205 УК Украины? 12 декабря, 2018    1156

К вопросу возможной тактики и обновления подходов к судебному разбирательству касательно «ничтожных сделок» 30 ноября, 2018    1023

Статистика уголовных производств по ст. 212 УК Украины за 9 месяцев 2018 года 30 октября, 2018    1495

Прокомментировать