Налоговые споры и альтернативные квалификации их как преступление – текущие угрозы

08 октября, 2015 Информационные письма

1.

В случае споров по вопросам налогообложения стандартное желание контролирующих и следственных органов – перевести их также в уголовную плоскость. При этом речь идет не только о «родной» ст. 212 Уголовного кодекса об уклонении от уплаты налогов, но и о некоторых альтернативных квалификациях.

В частности, возможны попытки квалификации по ст. 358 (подлог документов) или ст. 366 (служебный подлог) Уголовного кодекса (далее  «УК»).

2.

Такие действия могут быть вызваны, в частности, желанием перевести спор в уголовную плоскость даже в случае, когда сумма спора не превышает порог, установленный ст. 212 УК (сейчас 609 000 гривен). Указанные выше альтернативные квалификации либо вообще не связаны с каким-либо порогом либо (ч. 2 ст. 366) связаны с порогом, который существенно ниже установленного для ст. 212.

Возможность применения указанных статей в связи с налоговыми спорами не является принципиально новой. Так, еще Постановлением Пленума Верховного Суда Украины «О некоторых вопросах применения законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей» от 08.10.2004 г. № 15 было отмечено, что:

«14. В случае если уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей или его сокрытие совершено путем служебного подлога или подлога документов, действия виновного лица дополнительно квалифицируются по ст. 366 или ст. 358 УК. При этом подлог, совершенный должностным лицом, может квалифицироваться по ст. 366 УК независимо от того, к какой ответственности (уголовной или административной) он будет привлечен за уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей».

В то же время, по нашему мнению, в случае связи достоверности данных в официальных документах или собственно документов с вопросами налогообложения, квалификация действий должностных лиц налогоплательщиков по ст. 358 или ст. 366 УК должна осуществляться исключительно дополнительно к квалификации по ст. 212 УК Украины (как это, кстати, и указано в параграфе Постановления Пленума ВСУ). Собственно внесение недостоверных данных в налоговые декларации или иные документы для целей налогообложения, или подлог таких документов, если только это не привело к фактическому непоступлению средств в бюджеты в размерах, предусмотренных ст. 212 УК, не может считаться преступным деянием.

Ч. 2 ст. 11 УК устанавливает, что «не является преступлением действие или бездействие, которое хотя формально и содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности, то есть не причинило и не могло причинить существенный вред физическому или юридическому лицу, обществу или государству».

Напомним, что согласно ч. 1 ст. 11 УК преступлением признается только виновное деяние. Формы вины определены в разделе V УК. Они предусматривают определенную направленность действий или бездействия соответствующего лица. Если действия или бездействие направленные на уменьшение сумм налогов к уплате (фактического их поступления в бюджет), то именно сумму таких недополученных бюджетом налогов следует считать показателем значимости общественной опасности (вреда), о которой идет речь в ч. 2 ст. 11 УК.

Порог значимости для вопросов, связанных с налогообложением, установлен ст. 212 УК. Значит, если этого порога не достигнуто, то самостоятельная квалификация по ст. 358 или ст. 366 УК в связи с подлогом налоговых документов или недостоверности данных в налоговых документах считается неправомерной.

3.

В связи с вышеупомянутым, позиция, изложенная в недавнем письме ГФСУ от 25.09.2015 г. № 8960/99-99-10-03-02-14 за подписью Председателя ГФСУ господина Романа Насирова (это письмо появилось в Интернете) вызывает удивление. Письмом-ответом Председатель фискального органа указывает на возможность привлечения к уголовной ответственности за подлог документов (статья 358 УК Украины) или за служебный подлог (статья 366 УК Украины) по результатам указания ложных сведений в налоговых декларациях, даже в случае завышения показателей доходов.

Поскольку такие действия, как завышение показателя доходов в декларации, вряд ли приведут к недополучению налогов бюджетом, то в чем общественная опасность деяния и вред, который может быть этим нанесен? Как и чем он измеряется?

В таком случае государственный бюджет скорее должен получить дополнительные денежные средства, а о какой-либо общественной опасности деяния говорить не приходится.

Дополнительно также необходимо отметить, что составы преступлений, предусмотренных ст. 358 и ст. 366 УК Украины, в качестве обязательного элемента содержат такое обстоятельство, как наличие умысла, то есть осознание общественно опасного характера деяния [в чем именно он заключается в случае завышения дохода в декларации?] и предсказания его общественно опасных последствий [а каких именно?].

Поэтому, если ГФСУ занимает такую позицию, то она должна была бы по крайней мере отметить, в чем же общественная опасность деяния относительно завышения доходов в налоговой декларации и какой от этого вред (к тому же такой, который находится в сфере компетенции фискальной службы). Сейчас в таком случае мы этого не видим. А высказанную в указанном письме позицию ГФСУ, исходя из имеющейся информации, следует считать скорее такой, которая не соответствует закону.

4.

Даже в случае превышения порога, установленного ст. 212 УК, соответствующая квалификация по вышеуказанным статьям не всегда применима.

Так, ВССУ по рассмотрению гражданских и уголовных дел в письме от 12.02.2013 г. № 223-286/0/4-13, со ссылкой на решение Верховного Суда (Постановление от 19.12.2011 г. № 5-18 кс11), в том числе отметил, что для инкриминирования лицу причинения его действиями определенных последствий необходимо наличие прямой, непосредственной, а не косвенной, причинной связи между его действиями и определенными последствиями. И далее: «если лицо с целью уклонения от уплаты налогов, сборов (обязательных платежей) совершает служебный подлог, который является одним из способов такого уклонения, то последствия, которые привели к фактическому непоступлению в бюджет или государственные целевые фонды средств в соответствующих размерах, охватываются диспозицией конкретной части ст. 212 УК Украины и не могут одновременно (в двойном размере) расцениваться как тяжкие последствия согласно ч. 2 ст. 366 УК Украины».

5.

И напоследок, для полноты изложения хотели бы еще раз обратить внимание, что в случае выбора при налоговом споре опции освобождения от ответственности на основании ч. 4 ст. 212 УК (в связи с уплатой всего доначисленного со штрафами к привлечению к уголовной ответственности), такое освобождение распространяется только на ст. 212 и автоматически не применяется к статьям, по которым возможна дополнительная квалификация деяния (тех же ст. 358 или ст. 366 соответственно). Таким образом, при выборе путей решения налогового спора и связанных с ним криминальных аспектов следует учитывать и эти риски.

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2015

Просмотры 980

Прокомментировать