Санкции за задержку подачи отчетности/регистрации накладных, вызванную хакерской атакой, применению не подлежат

30 июня, 2017 Информационные письма

Хакерская атака с заражением компьютерным вирусом Petya.A в Украине вызвала выход из строя компьютеров, программного обеспечения и блокирования доступа к базам данных многочисленных украинских предприятий.

В результате этих сбоев пострадавшие предприятия не имеют возможности вовремя подать налоговую отчетность и зарегистрировать налоговые накладные, что согласно Налоговому кодексу Украины является основанием для применения финансовых санкций.

Однако действующее законодательство Украины в действительности не позволяет применение санкций такого рода при отсутствии вины налогоплательщиков в такой задержке.

1.

Дело в том, что к законодательству Украины относится и Конвенция о защите прав человека и основоположных свобод (далее – Конвенция), а практика Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) по вопросам применения Конвенции признается источником права.

Конвенция в частности устанавливает, что уголовное наказание возможно только в случае доказанности вины в совершении уголовного преступления. В частности, согласно ч. 2 ст. 6 Конвенции:

«2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком».

То есть в случае обвинения лица в уголовном правонарушении следует установить не только сам факт нарушения, но и доказать вину нарушителя.

При этом понятие «уголовное» правонарушения и обвинение ЕСПЧ понимает довольно широко, а не ограничивается только понятием преступления согласно национальному законодательству. ЕСПЧ установил свои критерии для определения понятия «уголовное» обвинение/нарушение. Такие критерии называются «критерии Энгеля», которые выведены ЕСПЧ еще в 1976 году в деле «Энгель и другие против Нидерландов»1.

С учетом указанных критериев, многочисленная практика ЕСПЧ сводится к тому, что налоговые штрафы, которые применяются к плательщикам на основании общих норм (направленных на неопределенный круг адресатов) и которые имеют карательную (превентивную) цель (направленные не на денежную компенсацию вреда, а на наказание для предотвращения осуществления повторного правонарушения) следует считать уголовными обвинениями для целей ст. 6 Конвенции.

Такой заключение выплывает, например, из Решения ЕСПЧ от 10.02.15 г. по делу «Остерлунд против Финляндиии» (Österlund V. Finland)2, Решения ЕСПЧ от 23.02.02 г. по делу «Компания «Вестбергатакси Актиеболаг» и Вулич против Швеции»3.

Соответствующий подход в последнее время присутствует и в украинской судебной практике.

Подробнее с этим вопросом можно ознакомиться в наших статьях по ссылкам:

Таким образом, с учетом требований ч. 2 ст. 6 Конвенции, штрафы за несвоевременную сдачу налоговой отчетности или регистрации налоговых накладных можно применять только в случае доказательства вины налогоплательщика.

А в случае, который рассматривается, представляется очевидным отсутствие вины налогоплательщиков с задержкой регистрации налоговых накладных, подачей отчетности через общие невзгоды с компьютерной техникой, программным обеспечением и базами данных.

В определенной степени подобная ситуация была в споре о санкциях за несвоевременную регистрацию налоговой накладной, в котором Высший административный суд Украины применил критерии Энгеля (Постановление от 03 апреля 2017 г. по делу № К /800/7609/17) и признал неправомерным применение санкций. Задержка регистрации налоговых накладных в этом деле была вызвана изъятием соответствующей компьютерной техники предприятия.

Поэтому касательно вопроса, который рассматривается, можно говорить уже об уместной украинской судебной практике даже на уровне кассационной инстанции.

2.

Таким образом, есть основания для того, чтобы санкции не применять. А как это может происходить на практике? В каждом ли конкретном случае придется обращаться в суд?

Надеемся, что нет, и что контролирующие органы не будут применять санкции за такую ​​задержку с учетом вышеизложенного.

Этого в частности требует и ч. 5 ст. 19 Закона «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека»:

«Статья 19. Применение в сфере законодательства и в административной практике

5. Министерства, другие центральные органы исполнительной власти обеспечивают систематический контроль за соблюдением в рамках ведомственного подчинения административной практики, которая соответствует Конвенции и практике Суда».

3.

Практический вопрос, который может при этом возникать: как контролирующие органы могут узнать, чем именно вызвана задержка, и что вина плательщика отсутствует? Нужно ли налогоплательщику брать какие-то справки (какие и от кого) в подтверждение оснований задержки?

Считаем, что в общем случае ничего такого налогоплательщику доказывать не нужно, достаточно сообщения (заявления) с информацией о том, чем вызвана задержка.

Ведь обязанность доказывания вины (как предпосылки применения санкций, о которых идет речь) полагается в таком случае именно на контролирующий орган. То есть не налогоплательщик должен заниматься предоставлением доказательств, который «не виноват», а по умолчанию, санкции не применяются, если только контролирующий орган не обнаруживает доказательств наличия вины налогоплательщика в указанном нарушении.

Такое заключение выплывает в частности из положений ч. 2 ст. 6 Конвенции, а именно:

«…пока его вина не будет доказана в законном порядке».

При этом, на наш взгляд, обстоятельства касательно массового компьютерного заражения и специфики именно вируса Petya.A (который полностью блокирует работу компьютеров и доступ к их базам данных) специально доказывать не нужно, поскольку такие обстоятельства могут быть признаны общеизвестными (в силу, например, многочисленных сообщений в СМИ об этом), или, по крайней мере, такими, которые признаются сторонами.

Уже в случае судебного спора по этому вопросу, применению будет подлежать ст. 72 Кодекса административного судопроизводства Украины, а именно:

«Статья 72. Основания для освобождения от доказывания

2. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нужно доказывать.
3. Обстоятельства, которые признаются сторонами, могут не доказываться перед судом, если против этого не возражают стороны и у суда не возникает сомнения в достоверности этих обстоятельств и добровольности их признания».

Итак, во избежание недоразумений мы предлагали бы налогоплательщикам просто обращаться в контролирующие органы с письменным заявлением/сообщением об обстоятельствах заражения вирусной программой плательщика, существующими и потенциальными последствиями и ожидаемыми сроками исправления ситуации (которые могут быть различными, в зависимости от степени поломки систем плательщика).

В заявлении плательщика можно указать также об обстоятельствах обращения предприятием в правоохранительные органы касательно хакерской атаки на предприятие, если такое обращение подавалось.

При этом следует помнить, что такое заявление в налоговую может рассматриваться в качестве официального документа, информация с которого дает основания для неприменения санкций. А значит, если кто-то захочет «под шумок» просто затянуть подачу налоговой отчетности при отсутствии нарушений в работе компьютерных систем, то за ложное сообщение о причинах задержки такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, например, по ст. 366 Уголовного кодекса Украины:

«Статья 366. Служебный подлог

1. Составление, выдача должностным лицом заведомо неправдивых официальных документов, внесение в официальные документы заведомо неправдивых сведений, другая подделка официальных документов —

наказывается штрафом до двухсот пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

…».

Поэтому «играть» с такими заявлениями при отсутствии реальных нарушений не советуем.

Надеемся, что наличие ответственности за ложные сообщения позволит контролирующим органам относиться с доверием к этим сообщениям, и этого будет достаточно для неприменения санкций.

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

Примечания:

1Дело «Энгель и другие против Нидерландов».

2Решение ЕСПЧ от 10.02.15 г. по делу «Остерлунд против Финляндиии» (Österlund V. Finland).

3Решение ЕСПЧ от 23.02.02 г. по делу «Компания «Вестбергатакси Актиеболаг» и Вулич против Швеции».

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2017

Просмотры 2121

Прокомментировать