Последствия ответственности по статье 163-1 КУоАП (нарушение порядка ведения налогового учета) на практике

10 июня, 2016 Информационные письма

Составление акта проверки плательщика налога и начисление налогов, как правило, сопровождается составлением протокола об административном правонарушении по ст. 163-1 Кодекса Украины об административных правонарушениях (далее — «КУоАП»), которым установлено:

«Отсутствие налогового учета, нарушение руководителями и другими должностными лицами предприятий, учреждений, организаций установленного законом порядка ведения налогового учета, в том числе непредоставление или несвоевременное предоставление аудиторских заключений, предоставление которых предусмотрено законами Украины,-

влечет наложение штрафа в размере от пяти до десяти необлагаемых минимумов доходов граждан.

Действия, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные лицом, которое в течение года подвергалось административному взысканию за то же нарушение, — 

влекут наложение штрафа в размере от десяти до пятнадцати необлагаемых минимумов доходов граждан…».

На практике протоколы по указанной статье КУоАП составляются в отношении руководителя и (или) главного бухгалтера предприятия.

Учитывая то, что санкция по статье предусматривает штраф от 85 грн до 255 грн, то и директор, и бухгалтер предприятия часто не уделяют внимания таким протоколам, занимаясь при этом более важными делами, например, обжалованием самого начисления налогов.

И казалось бы, действительно, зачем тратить свои усилия, если можно просто заплатить 85-255 грн и забыть об этой ответственности? Но не все так просто в этом вопросе, которому все же рекомендуется уделять должное внимание. Вот чем это вызвано:

  1. Как государство взимает 85 гривен (формальный штраф – формальное отношение)

Даже не прибегая к юридическому анализу административной ответственности по ст. 163-1 КУоАП, проблемы у бухгалтера/директора появляются только по техническим недостаткам рассмотрения таких дел.

В частности, составленные протоколы об административном правонарушении направляются контролирующим органом в местный общий суд.

С учетом нагрузки на украинские суды, получив десятки типичных протоколов с санкциями всего лишь на 85 гривен, судья не станет уделять их рассмотрению столько же внимания, как, например, рассмотрению уголовных дел.

На практике суды иногда даже не сообщают лицу, которое привлекается к ответственности, о рассмотрении его дела. Директор/бухгалтер не получают ни решений об открытии производства, ни повесток о вызове в суд, ни даже окончательных решений суда по делу. Или получают, однако, например, через месяц после рассмотрения дела.

Такая ситуация подкрепляется и вопросом адреса, на который суды направляют повестки (действительность которого никто не проверяет должным образом, а устанавливает на основе данных, предоставляемых фискальным органом вместе с протоколом).

Итак, за-за неявки лица, суды, на практике, формально подходят к рассмотрению дела, решают его на основании данных из протокола и привлекают директора/бухгалтера к ответственности (о чем также не сообщают лицу).

Далее начинается исполнительное производство, в рамках которого исполнитель также вовремя не уведомляет лицо об открытии производства и о дальнейшем его движении.

Таким образом, уже были отдельные случаи, когда лицо узнало о наложенном взыскании уже на этапе, когда исполнитель наложил арест на все имущество лица (и запрет на его отчуждение) и о таком аресте лицу была направлена выдержка из Государственного реестра обременений.

Казалось бы, узнав об аресте, хотя и с опозданием, лицо может оплатить 85-255 грн + исполнительный сбор и окончательно забыть об этом вопросе. Однако и здесь не все так просто.

Были случаи, когда исполнители также формально подходили к рассмотрению дел (опять-таки, из-за загруженности + малозначительности вопроса), делали вид, что вроде бы невозможно взыскать средства и найти должника и выносили постановление о возвращении исполнительного документа. При этом наложенный в деле арест никто отдельно не отменял.

Если же лицо узнает об аресте и возвращении исполнительного документа уже в момент, когда исполнительный документ фактически возвращен органу, который его выдал, то даже исполнитель уже почти не будет иметь процедурной возможности отменить такой арест (поскольку у него отсутствуют материалы дела).

То есть для снятия ареста придется обращаться в суд. И каким будет решение суда и будет ли оно своевременным – никто не возьмется точно прогнозировать.

  1. Юридические последствия постановления по делу об административном правонарушении

Если вышеприведенные проблемы являются лишь вопросами времени и нервов, то раскроем более интересную проблематику.

Итак, только формально рассматривая дело (то есть без детального анализа налоговых вопросов, как описано выше), суд выносит постановление о признании бухгалтера/директора виновным и о применении административного взыскания. Этим постановлением суд устанавливает, что бухгалтер/директор нарушил требования налогового законодательства и допустил занижение налогов в бюджет, а выводы акта проверки являются обоснованными.

Теперь включаем ст. 72 Кодекса административного судопроизводства Украины:

1.Обстоятельства, установленные судебным решением в административном, гражданском или хозяйственном деле, вступившим в законную силу, не доказываются при рассмотрении других дел, в которых участвуют те же лица или лицо, относительно которого установлены эти обстоятельства.

4.Приговор суда по уголовному производству или постановление суда по делу об административном проступке, вступившие в законную силу, являются обязательными для административного суда, который рассматривает дело о правовых последствиях действий или бездействия лица, в отношении которого вынесен приговор или постановление суда, лишь в вопросах, имело ли место деяние или совершено ли оно этим лицом.»

То есть в рамках налогового спора о начислении налогов фискальные органы могут ссылаться на постановления по делам по ст. 163-1 КУоАП как такие, что уже установили факт нарушения налогового законодательства, а, соответственно, такой факт больше не требует отдельного доказывания.

Слава Богу, еще в конце 2012 года Высший административный суд Украины (далее — «ВАСУ») разъяснил в письме от 14.11.2012 г. № 2379/12/13-12, что постановления об административных правонарушениях не могут быть преюдицией в налоговых спорах. В частности, ВАСУ указал:

«Следовательно, обязательными для учета административным судом являются факты, приведенные в приговоре по уголовному делу или постановлении по делу об административном проступке, относительно времени, места и объективного характера соответствующего деяния того лица, правовые последствия, действия или бездеятельность которого являются предметом рассмотрения по административному делу.

В тоже время правовая квалификация деяния лица, приведенная в приговоре по уголовному делу или постановлении об административном проступке (т.е. применение тех или иных правовых норм в соответствующем поведении), не является обязательным для административного суда.

Например, установка по делу об административном проступке вины бухгалтера юридического лица в неправильном ведении бухгалтерского учета определенных активов не означает, что административный суд на только этом основании должен признать совершенным налоговое правонарушение относительно правильности исчисления и уплаты налога на прибыль по операциям со спорными активами. В этом случае суд должен учитывать, что предметом рассмотрения по делу об административном проступке является правильность ведения бухгалтерского, а не налогового учета, и самостоятельно анализировать все обстоятельства соответствующего дела о наличии нарушений налогового законодательства.

Также судам следует учитывать, что норма части четвертой статьи 72 КАС Украины распространяется только на лицо, в отношении которого вынесен соответствующий приговор или принято постановление. Поэтому обязательны только обстоятельства относительно непосредственно этого лица (осужденного (оправданного) или привлеченного (не привлеченного) к административной ответственности), а не в отношении других лиц. Например, нельзя считать обязательными обстоятельства относительно действия физического лица, установленные при рассмотрении дела об административном проступке, при оценке правомерности поведения юридического лица, работником (представителем) которого было это физическое лицо, если речь идет об ответственности за нарушение юридическим лицом законодательства, соблюдение которого контролируется налоговыми органами.»

На этом вроде вопрос опасности постановлений об административных правонарушениях стал закрытым.

Но напомним, что это всего лишь разъяснение ВАСУ, которое не имеет обязательной силы в отличие от постановлений Верховного Суда Украины (далее – «ВСУ»). Еще, например, до недавнего времени в налоговых спорах о так называемых «бестоварных сделках» суды, с учетом вышеизложенной позиции ВАСУ, почти не обращали внимания на существование приговоров в отношении должностного лица контрагента-плательщика налогов по ст. 205 Уголовного кодекса Украины (далее — «УКУ»).

То есть наличие приговора не означало для судей автоматически бестоварность поставок.

Но ВСУ изменил такую ​​практику. Например, в Постановлении от 17.11.2015 г. по делу касательно иска ООО «Салди-Сервис» ВСУ использовал формулировку «фиктивность хозяйственной деятельности, установлена ​​приговором суда» и выразил правовую позицию, согласно которой «статус фиктивного предприятия несовместим с легальной предпринимательской деятельностью, даже при формальном подтверждении ее первичными документами» (аналогичная правовая позиция продолжает использоваться ВСУ и при дальнейшем рассмотрении аналогичных споров, в частности, в Постановлениях от 01.12.2015 г., 12.01.2016 г. и 26.01.2016 г.).

Теперь доказать реальность сделки при наличии приговора по ст. 205 УКУ против должностного лица контрагента стало очень-очень трудно.

Не исключено, что похожую позицию ВСУ попытается распространить и на дела об административных правонарушениях!

  1. Цель штрафа не выполняется

В случае занижения плательщиком суммы налога к уплате, государство имеет возможность вернуть полную сумму такого налога, вернуть убытки, полученные в результате задержки в поступлении средств (в форме пени) и оштрафовать плательщика, в основном на сумму в 25-50% от суммы налога.

Когда речь идет об умышленных действиях лица по уклонению от уплаты налогов в значительных размерах, то есть возможность привлечь виновных к уголовной ответственности.

То есть в случае занижения налога государство получает полную компенсацию своих потерь и применяет достаточно высокие санкции.

Для чего тогда государству дополнительных 85-255 грн? Неужели для того, чтобы «наказать» бухгалтера/директора? Очевидно, что такой суммой не накажешь.

Кроме того, независимо от суммы, наказание не имеет содержания с правовой точки зрения. В частности, если бухгалтер/директор действительно допустил ошибки в налоговых вопросах, то настоящее наказание он получит от работодателя (предприятия или его учредителя), который не заинтересован в потерях от ошибок подчиненных. То есть наказание для должностного лица будет иметь место и без дополнительного вмешательства со стороны государства.

С другой стороны, если же работодатель (предприятие или его учредитель) не признает ошибок бухгалтера/директора и, например, не согласен с начисленными налогами, то, как правило, бремя по обжалованию протоколов об административных правонарушениях и уплаты штрафа ложится именно на такое предприятие, которое платит штраф вместо своего бухгалтера/директора. То есть в этом случае бухгалтер/директор фактически ответственности не несет.

К тому же для администрирования дел по ст. 163-1 КУоАП государство использует значительные ресурсы. В частности, если представить, что на такое администрирование государство тратит 2,5 часа работников налоговой (составление протокола, его согласование, отправка, участие в заседании), 2,5 часа работников суда (формирование дела, рассмотрение дела, подготовка решения, отправка решения) и 2 часа исполнителя, то, с учетом средней заработной платы[1], государство тратит в среднем 167,3 грн (7 ч * 23,9 грн/ч.) плюс расходы на бланки, канцелярию, почтовую отправку и т.д.

И главное – это нагрузка, которая накладывается на фискальные органы, суды, исполнителя, которые должны уделять время на рассмотрение ненужных дел.

То есть привлечение к ответственности по ст. 163-1 КУоАП не имеет экономического содержания и не несет воспитательной функции.

По этому поводу интересно вспомнить Постановление ВАСУ от 16.02.16 г., которым суд отменил начисление налоговым органом штрафа в размере 0,01 долл. США, в частности, на том основании, что расходы государства на взыскание такого штрафа превышают сумму штрафа (противоречат принципу баланса интересов, который установленный п. 8 ч. 3 ст. 2 КАС Украины). Меняется ли принципиально ситуация с взысканием штрафа в размере 3-10 долл. США по ст. 163-1 КУоАП?

  1. Что такое порядок ведения налогового учета?

В конце концов, как государство может привлекать к ответственности за нарушение, уставленного законом порядка ведения налогового учета, если ни один закон не определяет точно такого понятия как «налоговый учет» и не устанавливает порядок его ведения? Речь может идти только о фрагментарных правилах или ссылках.

Так, например, есть такие отдельные упоминания о налоговом учете как о чем-то особенном:

  • в пп. 14.1.139 Налогового кодекса:

«Порядок налогового учета и отчетности о результатах совместной деятельности устанавливается центральным органом исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную налоговую и таможенную политику»;

  • в пп. 14.1.180:

«Налоговый агент по налогу на доходы физических лиц — юридическое лицо (его филиал, отделение, другое обособленное подразделение), самозанятое лицо, представительство нерезидента — юридического лица, инвестор (оператор) по соглашению о разделе продукции, независимо от организационно-правового статуса и способа обложения другими налогами и / или формы начисления (выплаты, оказания) дохода (в денежной или неденежной форме) обязаны начислять, удерживать и уплачивать налог, предусмотренный разделом IV Налогового Кодекса, в бюджет от имени и за счет физического лица с доходов, выплачиваемых такому лицу, вести налоговый учет, подавать налоговую отчетность налоговым органам и нести ответственность за нарушение его норм в порядке, предусмотренном статьей 18 и разделом IV Налогового Кодекса»;

  • в пп. 14.1.266:

«Кассовый метод для целей налогообложения согласно разделу V настоящего Кодекса — метод налогового учета, по которому дата возникновения налоговых обязательств определяется как дата зачисления (получения) средств на банковский счет (в кассу) плательщика налога».

То есть о налоговом учете можно говорить как об определенных особенностях, прямо установленных Налоговым кодексом. На практике же контролирующие органы считают нарушением порядка ведения налогового учета почти любое нарушение. Однако это не так, и в частности нельзя отождествлять нарушение порядка ведения налогового учета с нарушением порядка ведения учета бухгалтерского. Для него есть отдельная статья КУоАП — 164-2:

«Статья 164-2. Нарушение законодательства по финансовым вопросам

Укрывательство в учете валютных и других доходов, непродуктивных расходов и убытков, отсутствие бухгалтерского учета или ведения его с нарушением установленного порядка … »

Так, плательщик отображает показатели своей деятельности в налоговой декларации, но часто он не ведет какого-то «налогового учета», отдельно от бухгалтерского учета.

Поэтому было ли в конкретном случае нарушение порядка ведения собственно налогового учета, а не бухгалтерского учета – это еще отдельный вопрос.

  1. Практическая защита от ответственности

И наконец, следует отметить и то, что если плательщик решил обжаловать протокол об административных правонарушениях, отследил дату рассмотрения дела и подготовился к суду, то, в основном, такое дело решается в его пользу.

Как правило, для закрытия дела судам достаточно лишь факта подачи жалобы плательщиком на НУР о начислении налога. То есть факт несогласованности спорных начислений налога.

Таким образом, и в этом случае рассмотрение дела является, скорее, формальным, без настоящего исследования сути нарушения и выяснения «правил налогового учета».

  1. Выводы

Таким образом, привлечение к ответственности по ст. 163-1 КУоАП:

  • на практике является чисто формальным;
  • является экономически нецелесообразным;
  • является ненужным и незаконным с правовой точки зрения;
  • при этом является таковым, что создает только практические неудобства для частных лиц, юридические коллизии и чрезмерную нагрузку на государственный аппарат.

В таких условиях следует полностью отменять ст. 163-1 КУоАП. А плательщикам до отмены — «держать руку на пульсе».

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

Примечания:

1 4 208,47 грн в месяц или с учетом 22 рабочих дней по 8 часов в день — 23,9 грн за один час (данные с сайта Пенсионного фонда Украины).

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2016

Просмотры 1166

Прокомментировать