+ Слово должно быть в результатах поиска. - Исключение слова из результатов поиска. * Слово начинается/заканчивается на текст перед/после символа. ""Поиск слов в составе фразы.

 

Новый старый процесс

19 февраля, 2020 Информационные письма

В продолжение обзора «Последние изменения в административном судопроизводстве» предлагали бы остановиться подробнее на некоторых важных изменениях касательно кассационного обжалования.

Так, с 08 февраля этого года возможность кассационного обжалования судебных решений существенно пересмотрена. Положения ст. 328 «Право на кассационное обжалование» Кодекса административного судопроизводства Украины (далее – КАСУ), а именно ч. 4, изложены в следующей редакции:

«4. Основаниями кассационного обжалования судебных решений, указанных в части первой этой статьи, являются неправильное применение судом норм материального права или нарушение норм процессуального права исключительно в следующих случаях:

1) если суд апелляционной инстанции в оспариваемом судебном решении применил норму права без учета заключения о применении нормы права в подобных правоотношениях, изложенного в постановлении Верховного Суда, кроме случая наличия постановления Верховного Суда об отступлении от такого заключения;

2) если жалобщик мотивировано обосновал необходимость отступления от заключения касательно применения нормы права в подобных правоотношениях, изложенного в постановлении Верховного Суда и примененного судом апелляционной инстанции в оспариваемом судебном решении;

3) если отсутствует заключение Верховного Суда по вопросу применения нормы права в подобных правоотношениях;

4) если судебное решение обжалуется по основаниям, предусмотренным частями второй и третьей статьи 353 этого Кодекса.

Основаниями кассационного обжалования судебных решений, указанных в частях второй и третьей этой статьи, является неправильное применение судом норм материального права или нарушение норм процессуального права».

Сразу отметим, что ч. 2 и ч. 3 ст. 353 КАСУ, о которой говорится в четвертом пункте процитированной выше нормы, предусматривают ряд случаев достаточно грубого нарушения норм процессуального права, таких как, например, неисследование доказательств или вынесение решения на основании недопустимых доказательств.

Поэтому теперь возможность кассационного обжалования исчерпывается такими случаями:

  • есть заключение Верховного Суда, которое не было учтено судом апелляционной инстанции;
  • в кассационной жалобе присутствует мотивированное обоснование необходимости отступления от заключения Верховного Суда;
  • отсутствует заключение Верховного Суда касательно применения нормы права в подобных правоотношениях;
  • судом апелляционной инстанции допущены грубые нарушения норм процессуального права.

Исторический контекст

Прежде всего, следует вернуться к истории данного вопроса. Так, до осуществления последней судебной реформы в конце 2017 года1 в административном судопроизводстве роль суда кассационной инстанции занимал Высший административный суд Украины. Основанием обращения в кассационный суд определялось нарушение судами предыдущих инстанций норм процессуального или материального права. При этом, в указанной системе также действовал и Верховный Суд Украины, который имел право на пересмотр решений суда кассационной инстанции. Основаниями для обращения в Верховный Суд Украины, определенными ст. 237, было, в частности, неодинаковое применение судами предыдущих инстанций норм материального или процессуального права.

После проведения судебной реформы в 2017 году функции Высшего административного суда Украины были по факту переданы Верховному Суду, который собственно «объединил» в себе функции двух судов – Высшего административного суда Украины и Верховного Суда Украины, как это было раньше. Представляется, что законодатель руководствовался мотивами оптимизации судебной системы, то есть удалением «лишних» судебных звеньев, которые просто дублировали функции друг друга.

Тем не менее, даже после объединения указанных судов в 2017 году и создания Верховного Суда как суда кассационной инстанции определенные гарантии для участников дела касательно обеспечения кассационного обжалования все же оставались актуальными. В частности, до внесения изменений Законом 460-ІХ допускалось обращение в суд кассационной инстанции в случае нарушения судами предыдущих инстанций норм материального и процессуального права, без каких-либо дополнительных условий по неодинаковости применения судами законодательства.

Стоит также заметить, что на практике до реформы 2017 года участники дела часто сталкивались с проблемами доступа в Верховный Суд Украины, который при обращении предоставлял «отписки» об отсутствии неодинаковости в применении норм права, даже в случаях, когда фактически неодинаковость таки существовала. Надеемся, что теперь, после введения новых «кассационных» фильтров, Верховный Суд будет подходить к вопросу допуска дел максимально ответственно, ведь фактически это – последняя и высшая судебная инстанция, где лица могут искать справедливость в случае нарушения их прав.

Предпосылки

По данным, которые называются судьями и доступны широкой публике, после реформы в Верховный Суд было передано 42 440 дел и материалов (переданных из Верховного Суда Украины и Высшего административного суда Украины). Кроме того, в период с начала работы Верховного Суда в июле 2019 года непосредственно в Верховный Суд поступило еще 52 788 дел2. По состоянию на 30 июня 2019 года нерешенными оставались 31 948 дел3. С учетом того, что поступление дел не прекращалось в течение второй половины 2019 года, такая цифра скорее не уменьшится (а возможно, еще и увеличится). Поэтому решение вопроса с загрузкой Верховного Суда является неотложным. В то же время, вопрос, является ли справедливым решение этой проблемы за счет установления «кассационных фильтров», учитывая текущие реалии судебной системы Украины, остается открытым.

Согласно исследованиям общественной организации World Justice Project (Проэкт Правосудия в Мире), которая осуществляет измерение индекса принципа «rule of law» (верховенства права) в странах во всем мире, украинская судебная система занимает 77 место из 126 проанализированных4 по данным 2019 года.

Учитывая это, заявленная законодателем в Пояснительной записке5 к соответствующим изменениям цель по содействию обеспечения устойчивости и единства судебной практики, соблюдения принципа правовой определенности в текущей практической ситуации может привести к обратному эффекту.

Конституционные гарантии

Положения ч. 2 ст. 129 Конституции Украины закрепляют основные принципы судопроизводства, среди которых, в частности:

«обеспечение права на апелляционный пересмотр дела и в определенных законом случаях на кассационное обжалование судебного решения».

То есть право на кассационное обжалование обеспечивается в определенных законом случаях.

В связи с этим возникает вопрос, можно ли считать положения ч. 4 ст. 328 КАСУ определенными законом случаями кассационного обжалования. При этом, письменные положения должны отвечать требованию качества закона, в частности быть i) четкими, ii) точными; и iii) предсказуемыми в применении (имеют однозначное толкование).

Указанные критерии наработаны практикой Европейского Суда по правам человека6 (далее – ЕСПЧ), которая в соответствии со ст. 17 Закона Украины от 23.02.06 г. № 3477 «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» применяется в Украине как источник права.

То есть положения ч. 4 ст. 328 КАСУ должны обеспечивать достаточную четкость, точность и предсказуемость в практическом применении.

Неоднозначность в практическом применении

В ходе рассмотрения изменений с практической точки зрения видим определенные возможные неоднозначности.

Так, по крайней мере 3 из 4 оснований, по которым предоставляется право на кассационное обжалование, привязаны к наличию/отсутствию заключения о применении норм права в подобных правоотношениях.

При этом законодательство не содержит определений и, собственно, критериев понятий «заключение по применению нормы права» и «подобные правоотношения». Что касается первого, то сразу приходит на мысль, достаточно ли для заключения о применении нормы права указания в судебном решении фразы «… суд приходит к заключению …» и должно ли быть приведено после следующего утверждения обоснование?

Похожие вопросы однозначности толкования возникают и в разрезе понятия «подобные правоотношения». Любому квалифицированному юристу, который осуществляет представительство своих клиентов в судах, наверняка известно, что, даже при наличии определенного сходства между двумя судебными делами, иногда при углубленном изучении их обстоятельств обнаруживается их отличие в обстоятельствах, а соответственно – и невозможность применять одинаковые юридические подходы к их решению. Поэтому сейчас вопрос, насколько широкой будет категория «подобности» и будут ли учитываться при решении вопроса о принятии дела к кассационному пересмотру возможные фактические различия по делам, которые могут приводить к необходимости другого правоприменения?

Безусловно, в действующей редакции п. 2 ч. 4 ст. 328 КАСУ предоставляет право стороне «мотивировано обосновать» необходимость отступления от заключения относительно применения нормы права касательно «подобных правоотношений». Однако, опять же, решение вопроса, какая именно аргументация будет признаваться достаточной для соответствия критериям правильности, остается в пределах дискреции суда.

Вышеприведенные проблемы пока что оставляют открытым вопрос обеспечения однозначного применения введенных ограничений кассационного пересмотра на практике.

Международные гарантии

ЕСПЧ признает возможность установления «кассационных фильтров», если такие фильтры предусмотрены национальным законом, ведь право на доступ в суд все же не является абсолютным (например, такая позиция ЕСПЧ была освещена в делах «Валчев и другие против Болгарии»7 (заявления № 47450/11, № 26659/12, № 53966/12), «Уэллс против Соединенного Королевства» (Wells v. the United Kingdom, № 37794/058), «МПП «Голубь» против Украины» (Заявление № 6778/059) и другие).

В то же время, ЕСПЧ отмечает, что установленные «кассационные фильтры» должны соответствовать требованиям ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основоположных свобод.

Согласно позиции ЕСПЧ, «кассационные фильтры» соответствуют требованиям ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основоположных свобод, если есть «законная цель» и «справедливый баланс» между общим интересом общества и требованиями защиты основных прав конкретного лица»10. Так, именно это принял во внимание Суд в «классическом» Решении от 28 мая 1985 по делу «Ашингдейн против Соединенного Королевства» (Заявление № 8225/78) и в Решении от 12 мая 2015 года по делу «Абрамян и другие против России»11 (Abramyan and Others v. Russia, Заявления № 38951/13 и № 59611/13).

Поэтому «кассационные фильтры» могут признаваться такими, которые не соответствуют ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав и основоположных свобод и в том случае, когда фактически такие фильтры приводят к ситуации, когда доступ в Верховный Суд является скорее иллюзорным, чем реальным.

Выводы

Существование «кассационных фильтров» может показаться оправданным, учитывая перегруженность судов делами. Однако текущие формулировки КАСУ оставляют много вопросов о возможности обеспечения единого подхода в применении таких фильтров и возможности эффективного функционирования Верховного Суда как суда кассационной инстанции, которое бы обеспечило соблюдение гарантий единства подходов судебного правоприменения на всех уровнях.

Практическое использование «кассационных фильтров», если такое приведет к неодинаковому правоприменению в судах, может быть в дальнейшем предметом отдельной оценки в ЕСПЧ на предмет соблюдения гарантий ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Поэтому надеемся на взвешенное применение Верховным Судом новелл КАСУ, с пониманием необходимости обеспечения «обоснованной цели такого применения» и «справедливого баланса» между общим интересом общества и требованиями защиты основных прав конкретного лица», чтобы предотвратить любые негативные эффекты от определенных неоднозначностей в формулировках.

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

Примечания:

1Принятие Закона Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» от 03 октября 2017 г.

2См. ссылки:

 https://supreme.court.gov.ua/userfiles/media/Analiz_KAS_2019_1.pdf

https://www.facebook.com/supremecourt.ua/posts/382867802488111/.

3См. по ссылке.

4Информация об организации World Justice Project и об индексе судебной системы по отношению к Украине по ссылке.

5См. по ссылке.

6Решение по делу «Шмушкович против Украины» (заявление № 3276/10) от 14 октября 2013 года, «Щекин против Украины» от 14 октября 2010 года (окончательное с 14 января 2011 года), «Волков против Украины» (заявление № 21722/11) от 9 января 2013 года и другие.

7См. по ссылке.

8См. по ссылке.

9См. по ссылке.

10См. решение ЕСПЧ по делу «Ашингдейн против Соединенного Королевства» (Заявление № 8225/78) от 28 мая 1985 года по ссылке.

11См. по ссылке.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2020

Просмотры 3366

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Новое административно-территориальное устройство: государство реформирует, а бизнес разгребает 27 сентября, 2021    274

Запрет пластиковых пакетов: разбираем закон 01 июля, 2021    1171

Новая доверительная собственность: прошел год, а ничего не изменилось 18 декабря, 2020    726

Юридические лица должны будут обновить информацию о конечных бенефициарных владельцах 21 апреля, 2020    12212

Последние изменения в административном судопроизводстве 17 февраля, 2020    996

Остановить деятельность до получения «невозможного» документа, или подходы экологической инспекции и судов в некоторых вопросах применения законодательства об экологической экспертизе и оценке воздействия на окружающую среду 07 октября, 2019    1810

Лицензия на хранение топлива – упорядочение рынка или новые коррупционные риски? 19 августа, 2019    1206

Проблемы защиты персональных данных 06 августа, 2019    14261

Пользоваться реестром недвижимости станет проще 31 июля, 2019    49721

С конца 2018 года любая поправка в реестре компании требует предоставления информации о бенефициарах 26 июля, 2019    918

Электронная подпись на обычной флешке: to be, or not to be 09 июля, 2019    1184

Персональная ответственность руководителя и другие важные изменения в Кодексе по процедурам банкротства: анализ некоторых нововведений 07 июня, 2019    1525

Прокомментировать