+ Слово должно быть в результатах поиска. - Исключение слова из результатов поиска. * Слово начинается/заканчивается на текст перед/после символа. ""Поиск слов в составе фразы.

 

Как разводить друзей (т.е. кредиторов) и влиять на людей (т.е. общество, которое тебе не принадлежит) – по мотивам Закона Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»

14 февраля, 2018 Информационные письма

Вы думаете сложно избежать выполнения обязательств по договору, назвав последний ничтожным по своему желанию? Еще легче сохранить навсегда за чиновником, которого должны уволить, контроль над государственной долей в Обществе с ограниченной ответственностью (далее – ООО), выдав безотзывную доверенность на тысячу лет на кума (дай Бог ему здоровья)? Как скрыть настоящего бенефициара по безотзывной доверенности, указав в реестре номинальными владельцами «мертвые души»? Как скрыть от кредиторов реальное финансовое состояние предприятия, кормя их бесполезной информацией о размере уставного фонда? Об этом и другом поведали нам депутаты, приняв 06.02.2018, приняв Закон Украины «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» (далее – Закон об обществах). Окончательное утверждение теперь зависит от подписи Президента Украины. Приведенный комментарий не имеет цели охватить все и каждое нововведение Закона об обществах, взамен предлагаем сосредоточить внимание на следующих ключевых нормах.

  • Крупные сделки

Вы заключили с контрагентом договор на несколько поставок. А вы проверили размер чистых активов контрагента на конец предыдущего квартала? Вы поставили товар, а контрагент не уплатил и не собирается, заявляя, что данный договор не создает для него обязанностей. Да-да, это 401-й относительно честный способ отнимания денег у населения.

Законом об обществах (ст. 44 и ст. 46) предусмотрено, что значительная сделка (которая превышает 50 % чистых активов на конец предыдущего квартала или другой определенный уставом порог), совершенная без согласия собрания или наблюдательного совета (или не согласованный ими постфактум), не создает обязанностей для общества.

Это значит, что все должны будут ежеквартально проверять балансы и уставы своих контрагентов, а также требовать принятия таких решений общим собранием почти для всех договоров на всякий случай. Даже имеющееся решение собрания не гарантирует действие соглашения – проведенные с нарушением процедуры собрания будут создавать дополнительные риски для сделок. Таким образом, необходимо также будет проверять и принадлежность собраний (хотя средства для такой проверки у контрагентов общества отсутствуют).

Также ч. 4 ст. 44 Закона об обществах предусмотрено, что если вместо нескольких сделок общество могло совершить одну значительную сделку, то каждая из таких сделок считается значительной. При этом период, за который общество могло совершить одну сделку формально не ограничен. То есть вероятный риск, что как только совокупные поставки превысят 50 % его чистых активов – все предыдущие поставки будут считаться значительными сделками и будут требовать получения согласования.

Приведенные нормы являются мечтой Остапа Ибрагимовича. Они возвращают давнюю практику избежания выполнения обязательств путем обжалования несогласованных соглашений. Возможно, даже искусственно заранее создать такой дефект для сделки, выполнение которой необходимо избежать. Вследствие этого Закон об обществах существенно снижает защиту прав кредиторов общества с ограниченной и дополнительной ответственностью (далее – ОДО).

  • Корпоративные договоры

В 2018 году впервые было введено право участников ООО или ОДО заключить корпоративный договор.

Корпоративный договор может предусматривать обязанность участников реализовать свои права и полномочия определенным образом или воздерживаться от их реализации (см. ч. 1 ст. 7 Закона об обществах). В частности, корпоративный договор может предусматривать условия, при которых участник обязан купить или продать долю в обществе (см. ч. 3 ст. 7 Закона об обществах). Корпоративным договором может быть предусмотрен отказ от преимущественного права участника на приобретение доли другого участника общества, которая продается третьему лицу (см. ч. 8 ст. 20 Закона об обществах).

Закон об обществах оставляет пространство для дискуссий о возможности закрепления в корпоративном договоре прав и обязанностей участников. С одной стороны, ч. 2 ст. 5 и ч. 2 ст. 6 Закона об обществах отмечают, что другие (кроме тех, которые предусмотрены ч. 1 ст. 5 и ч. 1 ст. 6 Закона об обществах) права и обязанности могут быть предусмотрены законом или уставом (не говоря о корпоративном договоре). С другой стороны, понятие гражданского договора по своей сути предполагает возникновение на его основании прав и обязанностей сторон. Также следует добавить, что корпоративный договор усматривается более подходящим, чем устав, инструментом для установления прав и обязанностей участников в отношении друг друга, и их обязанностей касательно общества. Например, именно в корпоративном договоре логичным было бы определять график, размеры и порядок увеличения уставного фонда путем внесения участниками дополнительных вкладов, согласно плану финансового развития общества.

В предыдущих редакциях проекта Закона об обществах было предусмотрено также, что корпоративный договор может предусматривать обязанность его сторон голосовать определенным способом на общем собрании участников, согласовано совершать другие действия, связанные с управлением общества, особенности реализации участником общества преимущественного права на приобретение доли или части доли другого участника общества, а также обязанность воздерживаться от реализации преимущественного права, согласовывать отчуждение частей, воздерживаться от отчуждения частей до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять другие действия, связанные с управлением обществом, с его деятельностью, прекращением и ликвидацией. Хотя указанные нормы не вошли в более поздний текст Закона об обществах, суть корпоративного договора позволяет утверждать о возможности включения в него подобных условий.

Обращаем особое внимание на угрозу, связанную с ч. 6 ст. 7 Закона об обществах, согласно которой договор, заключенный стороной корпоративного договора на нарушение такого корпоративного договора, является ничтожным, если другая сторона по договору знала или должна была знать о таком нарушении.

Теоретически можно согласиться, что заключенные лицом соглашения не должны противоречить ее соглашениям, заключенным до того. Однако это впервые, когда украинским законодательством устанавливается ничтожность договора на основании его несоответствия другому договору. Применение данной нормы открывает широкие возможности для мошенничества и манипуляций: недобросовестные участники смогут уклоняться от выполнения обязательств по договорам с третьими лицами, ссылаясь на ничтожность из-за нарушения условий корпоративного договора. В качестве примера можно представить применение последствий ничтожной сделки к договору ипотеки, заключенного участником, который по корпоративному договору обязался передать в будущем соответствующий объект недвижимости без обременений в качестве дополнительного вклада в уставный капитал. Следует также добавить, что для корпоративного договора предусмотрена простая письменная форма (без нотариального удостоверения или государственной регистрации). Остается только доказать, что ипотекодержатель знал о корпоративном договоре, заключенном ипотекодателем. А все ли документы, о которых вам когда-нибудь сообщали, вы помните?

Кроме приведенного примера, можно представить также немало манипуляций вокруг условий корпоративных договоров, которые допускают широкое толкование. Например, обязанность участника воздерживаться от действий, которые прямо или косвенно могут нанести ущерб интересам общества. Таким образом, ипотека имущества участника, которое последний собирался инвестировать в общество, может считаться нарушением корпоративного договора. Можно придумать множество других общих и широких формулировок.

Также сейчас неизвестно, каким образом на практике будут толковать ситуации, когда контрагент участника по договору «знал или должен был знать» об ограничении корпоративного договора, ведь согласно ч. 5 ст. 7 Закона об обществах содержание корпоративного договора не подлежит раскрытию и является конфиденциальным, если другое не установлено законом или договором. Будет ли значить «должен был знать» обязанность стороны хозяйственного договора проверять/спрашивать своего контрагента о его участии в хозяйственных обществах и требовать ознакомления с содержанием корпоративного договора?

Закон об обществах не определяет, что происходит с корпоративным договором в случае продажи участником своей доли, в частности, отсутствуют нормы об автоматической замене стороны корпоративного договора. Учитывая общие принципы гражданского законодательства, корпоративный договор не вступит в силу для участника без его согласия. Таким образом, способом избежать выполнения обязательств по корпоративному договору может быть продажа участником своей доли в пользу связанного лица, которое не ограничено условиями корпоративного договора.

Кроме согласия нового участника на присоединение к корпоративному договору, можно прийти к заключению и о необходимости согласия других (первоначальных) участников на замену стороны договора. Во-первых, согласно ч. 1 ст. 520 Гражданского кодекса должник в обязательстве может быть заменен другим лицом только по согласию кредитора, если другое не предусмотрено законом. Во-вторых, по своей сути реализация корпоративных прав тесно связана с личностью участника, поэтому первичные участники общества могут быть не согласны продолжать выполнять обязанности по корпоративному договору в пользу нового участника (например, регулярно раскрывать такому новому участнику чувствительную информацию).

Также не совсем понятно, какие будут последствия невыполнения условий корпоративного договора. В предыдущих проектах Закона об обществах было отмечено, что в случае нарушения договора виновная сторона должна возместить убытки, а обязательства по корпоративному договору могут также обеспечиваться неустойкой. Даже при отсутствии данных положений в окончательном проекте усматривается, что корпоративный договор может включать такие условия, руководствуясь общими нормами Гражданского кодекса. Вместе с этим, остается открытым вопрос, будет ли несоблюдение участником условий корпоративного договора касательно голосования признаваться основанием для признания недействительными решений органов общества (если да, то это еще больше ухудшает уязвимость кредиторов общества).

Следует отметить, что участник сможет, фактически, избежать выполнения взятых на себя обязательств по корпоративному договору (например, касательно осуществления следующих инвестиций) в случае его выхода из общества без согласия других участников. Право выхода участника согласно ст. 24 Закона об обществах не может быть ограничено уставом или корпоративным договором. Фактически, это означает односторонний отказ от договора.

  • Безотзывные доверенности

Представьте, чиновнику, уполномоченного управлять государственными или коммунальными долями в ООО, становится известно о скором увольнении или совпадении срока, на который он избран. Годами наработанные коррупционные схемы по высасыванию денег из таких ООО коту под хвост, или же ими воспользуется новенький. Такую «нестабильность» предотвращает ст. 8 Закона об обществах, внедряющая возможность участников общества выдавать безотзывные доверенности, то есть такие, которые невозможно отозвать в течение срока, на который выдана доверенность. Такая доверенность может быть выдана с целью выполнения или обеспечения выполнения обязательств участников как сторон корпоративного договора (еще одна новелла Закона об обществах), предметом которых являются права на долю в уставном капитале или полномочия участников. Такие обязательства по корпоративному договору могут быть сформулированы очень широко, например: «обязанность надлежащим образом участвовать в управлении обществом путем участия в общем собрании и других формах принятия решений обществом». Такая формулировка не вызовет вопросов и предоставит основания для выпуска безотзывной доверенности на выполнение и обеспечение такого обязательства по корпоративному договору с практически неограниченными полномочиями участника.

Сама безотзывность доверенности противоречит общему принципу фидуциарных (от лат. fiducia – «доверие») отношений касательно возможности их прекращения в любой момент принципалом или доверенным лицом, которое сохраняется со времен римского права. То есть принципал, потеряв доверие к поверенному, мог прекратить его полномочия в любой момент, что логично, потому что принципал будет отвечать за действия, совершенные от его имени таким поверенным. Вместо этого безотзывность будет залогом сохранения полномочий поверенным даже в условиях конфликта с принципалом, что является противным самой природе данных отношений, основанных на доверии.

Как это предки не догадались до такой простой вещи как безотзывная доверенность? Это же perpetuum mobile власти. Надо данное изобретение внедрить и для государственных предприятий, и акционерок – чем они существенно отличаются от ООО с государственным участием? И будет кто-то иметь безотзывную доверенность в Нафтогазе. А пока такое изобретение там ни внедрено, еще можно реорганизовать их в ООО. Не останавливаться на достигнутом: «дайош» прогрессивный инструмент в ГК и Конституцию.

Сразу после вступления в силу закона руководитель материнской компании (представляя юридическое лицо-участника) может выдать безотзывную доверенность на контролируемое им лицо и гарантировать себе контроль касательно дочерней компании, даже в условиях его увольнения из материнской, лишая таким образом материнскую компанию, в лице нового руководства, возможности управлять принадлежащей ему дочерней структурой. Готовьтесь председатели правлений холдингов – вы можете обеспечить безотзывность своих полномочий по управлению дочерними ООО даже в случае вашего увольнения!

Бестолковым «предохранителем» злоупотребления безотзывной доверенности выступает ч. 3 ст. 8 Закона об обществах, согласно которой в случае нарушения прав и интересов доверителя, представитель по требованию доверителя должен прекратить пользоваться безотзывной доверенностью и отказаться от нее; а в случае возникновения спора безотзывная доверенность может быть отменена судом, но не обязательно будет, потому что еще ж надо доказать, что доверенное лицо нарушает права и интересы доверителя, голосуя, например, за «нужного» директора дочернего ООО. Интересно, что безотзывность сама по себе уже конфликтует с интересами принципала, поскольку именно заключается в сохранении полномочий поверенного вопреки воле принципала. То есть в самой сути такой доверенности заложена логическая ошибка: доверенность не может быть отменена действующим в своих интересах доверителем vs представитель прекращает пользоваться доверенностью в случае нарушения интересов доверителя. Очевидной практикой данной нормы будет игнорирование представителями требования доверителя «прекратить пользоваться» доверенностью и возникновение нового массива судебных дел об отмене безотзывных доверенностей.

Следует заметить, что институт безотзывной доверенности не был в первом тексте законопроекта. А в пояснительной записке от 13.05.2016 года вообще предлагали отказаться от применения доверенности как инструмента доказательства сформированной воли участника к обществу, из-за высоких рисков искажения воли участника, сложности контроля над соблюдением представителем установленных ограничений его полномочий и возникновения на этом основании конфликтов и судебных споров. Отказ от доверенности предлагали обеспечить заочным голосованием, однако, вместо этого последний текст законопроекта включил не только положение о заочном голосовании, но и о безотзывной доверенности.

Законом об обществах не предусмотрено эксклюзивности безотзывной доверенности. Также нет ответа на вопрос разрешения конфликта между действиями различных представителей по безотзывным доверенностям от одного участника. Нас ждет еще более впечатляющее зрелище параллельных собраний ООО с противоположными решениями. Увлекательная игра в рейдеры получит новое дыхание.

  • Номинальные участники

Если вы чиновник, который не хочет раскрывать свою связанность с ООО, то данный закон именно для вас, особенно в условиях, когда прятаться за офшорными компаниями становится все сложнее из-за последних скандалов с утечкой информации и все более глубокого сотрудничества данных юрисдикций с другими странами касательно предоставления информации. Комплексное толкование ст. 7 и ст. 8 Закона об обществах дают возможность сделать предварительное заключение о введении номинальных участников общества. Суть в том, что выбранный номинальный участник сможет оформить безотзывную «генеральную» доверенность на реального бенефициара, который будет принимать все решения касательно общества, оставаясь при этом «в формальной тени». В едином государственном реестре будут указаны только сведения о номинальном участнике, а не о реальном бенефициаре, поскольку сведения о выданных доверенностях не являются публичными.

Безотзывная доверенность будет работать в комплексе с корпоративным договором, по которому номинальные участники общества могут быть обязаны продать свою долю на определенных условиях. Теоретически, это может быть обязанность продать всю долю за минимальную сумму по первому требованию реального бенефициара. Или такие договора об уступке доли будут заключены заранее для возможности в любой момент внести изменения в реестр.

Очевидно, что легализация номинальных участников будет нести ухудшение уровня прозрачности бизнеса в Украине, которая была достигнута после установления публичности сведений о бенефициарах юридических лиц и электронного декларирования, и будет стимулировать скрытие высокими должностными лицами своих корпоративных связей.

  • Количество участников общества

Действующее законодательство предусматривает, что максимальное количество участников ООО может достигать 100 человек (ч. 2 ст. 50 ЗУ «О хозяйственных обществах»). Ранее, в период с 2007 по 2010 год, максимальное количество участников ООО было всего 10 человек.

Законом об обществах предусмотрена отмена ограничения количества участников ООО и ОДО (ч. 1 ст. 4 Закона об обществах). В качестве обоснования изменений, пояснительная записка отмечала о фактической несостоятельности государственных органов контролировать соблюдение обществами требований касательно ограничения количества участников и невысокую общественную опасность таких нарушений.

Юридические лица в форме ООО и ОДО характеризуются высоким уровнем привлечения участников к управлению делами общества и их максимальным взаимодействием (особенно по Закону об обществах, который предусматривает целый ряд случаев, когда решения должны быть приняты всеми участниками единогласно). Очевидно, что ООО и ОДО не являются оптимальными организационными формами для обществ со значительным количеством участников, в отличие от частных акционерных обществ (далее − ЧАО). Однако вместо того, чтобы упрощать регулирование деятельности ЧАО и повышать привлекательность данной формы для бизнеса, законодатель решил самоустраниться от регулирования количества участников ООО/ОДО, что не будет способствовать структуризации рынка.

  • Содержание устава общества

Сведения, которые обязательно должны быть указаны в уставе, сокращены до минимума и включают: наименование общества, органы управления обществом, их компетенцию и порядок принятия решений, порядок вступления в общество и выхода из него (ч. 5 ст. 11 Закона об обществах).

Тем не менее, в украинском законодательстве остаются некоторые требования к сведениям устава ООО, которые будут действовать и после вступления Законом об обществах в силу. Согласно ч. 2, 4 ст. 82 Хозяйственного кодекса Украины устав общества должен содержать сведения о виде общества, предмете и целях его деятельности, составе основателей и участников, состав и компетенцию органов общества и порядок принятия ими решений, включая перечень вопросов, по которым необходима единогласие либо квалифицированное большинство голосов, сведения о размере долей каждого из участников, размер, состав и порядок внесения ими вкладов, порядок распределения прибылей и убытков, условия реорганизации и ликвидации общества.

Устав общества во многих случаях может содержать правила, которые отступают от стандартных положений по Закону об обществах. Однако нередко для этого нужно единогласное согласие всех участников общества.

  • Выход участника общества

Упрощается порядок выхода участника из общества. В частности, участник, доля которого составляет менее 50 %, может выйти из общества в любое время, без предупреждения и без согласия других участников (ст. 24 Закона об обществах). Действующим законодательством предусмотрено, что участник вправе выйти из общества, заявив об этом не позднее чем за три месяца до выхода, если другой срок не установлен уставом (см. ч. 1 ст. 148 ГК). По Закону об обществах участники общества, фактически, смогут узнать о выходе одного из них уже из единого государственного реестра, поскольку участник наделяется правом на основании собственного заявления самостоятельно зарегистрировать изменения состава участников общества.

При этом сведения о размере уставного капитала все равно должны быть отображены в уставе, о чем говорилось выше. Потому если в обществе много участников, то это порождает необходимость постоянного мониторинга изменений в Едином реестре юридических лиц в составе участников со стороны исполнительного органа общества для внесения соответствующих изменений в устав.

Следует заметить, что выход участника со значительной долей в обществе может привести к существенным негативным последствиям. По распространенной ситуации, когда активы общества по большей части не в денежной форме, а средства находятся в обращении и не могут быть выведены по первому требованию, общество будет вынуждено продать часть своих активов. Непрогнозированное значительное уменьшение активов общества может привести к коллапсу рабочего бизнеса, обесцениванию стоимости частей других участников и даже банкротству.

Хотя выход из общества сейчас признается правом участника, по сути, он подобен одностороннему отказу от обязательства (который по общим правилам гражданского законодательства не допускается). Предложенные Законом об обществах положения касательно максимального упрощения выхода участника приведут к тому, что кредитные (одолженные) средства или арендованные основные фонды для общества станут более надежной основой бизнеса чем вклады от собственных участников.

  • Исключение из общества

Исключается норма, позволяющая исключить из общества участника, который «систематически не выполняет или ненадлежащим образом выполняет обязанности, или препятствует своими действиями достижению целей общества» (см. ст. 64 Закона Украины «О хозяйственных обществах»). В предыдущих редакциях законопроекта были предложения принудительного выкупа доли в таких случаях, однако, в последнюю версию данные нормы не включены (кстати, на них остались ошибочные ссылки в Переходных положениях Закона об обществах, которыми вносятся изменения в Закон Украины «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований»).

Законом об обществах устанавливается возможность исключения участника только если он имеет задолженность по внесению вклада (п. 1 ч. 2 ст. 15 Закона об обществах) или в случае, когда наследники (правопреемники) участника в течение определенного срока не подают заявление о вступлении в общество (ч. 2 ст. 23 Закона об обществах). Решение об исключении участника принимается общими собраниями и не может быть принято путем опроса (п. 6 ч. 2 ст. 36 Закона об обществах).

Хотя Закон об обществах и содержит много новелл, некоторые вопросы, касательно которых бизнес хотел бы получить конкретные правила, так и остались без ответа. Что происходит в случае исключения участника из общества по решению общего собрания? Должно ли общество выплатить такому участнику стоимость его доли? Если да, каким образом должна быть рассчитана данная стоимость? Происходит ли при этом изменение размера уставного капитала?

  • Общее собрание

Закон об обществах сохраняет довольно архаичные требования относительно процедур проведения общего собрания, игнорируя современный уровень развития коммуникаций, электронный документооборот и электронные цифровые подписи. Вместо этого повторяются положения законодательства 90-х годов касательно необходимости физического сбора всех участников в одном месте, предварительного уведомления участников о проведении собрания не менее чем за месяц, и т. п. Нормы касательно заочного голосования участника или принятия решения общего собрания путем опроса (и то далеко не по всем вопросам) не особо облегчают ситуацию, поскольку также являются громоздкими.

Ни для кого не секрет, что для большинства ООО проведение общего собрания означает подписание всеми участниками протокола общего собрания (в удобном для них режиме, без соблюдения сроков уведомления или других требований). Вместо того, чтобы узаконить фактическое положение вещей, которое оптимизирует бизнес, государство продолжает игнорировать проторенные обществом пути и строит автострады там, где никто не ездит. Поэтому есть высокая вероятность, что предложенные нормы на практике не будут выполняться, что создаст риск постановки под сомнение любое решение общего собрания, принятое с отступлением от процедуры.

Немало вопросов деятельности общества по Закону об обществах решаются исключительно по единогласному решению общего собрания, в котором участвуют все участники общества. Это может быть проблематично, особенно для обществ с большим количеством участников. В частности, полный консенсус требуется для утверждения денежной оценки вклада в неденежной форме, для установления и изменения ограничений касательно изменения соотношения частей участников, изменения предусмотренного законом срока внесения вклада (в т.ч. дополнительного) участником общества, изменения порядка реализации преимущественного права участников общества, распределения отчуждаемой доли (части доли) между другими участниками общества, порядка отказа от реализации преимущественного права участников общества или закрепления отсутствия преимущественного права участников, для утверждения необходимости согласия участников на отчуждение доли (части доли) и предоставление ее в залог, и во многих других случаях.

Законом об обществах впервые предусмотрена возможность проведения общего собрания за пределами территории Украины по единодушному письменному согласию всех участников общества (ч. 7 ст. 33 Закона об обществах).

  • Наблюдательный совет

Законом об обществах впервые предусмотрена возможность создания наблюдательного совета в ООО, который контролирует и регулирует деятельность исполнительного органа общества (ст. 38 Закона об обществах). Наблюдательному совету общества могут быть делегированы полномочия общего собрания участников, кроме отнесенных к исключительной компетенции общего собрания участников.

Решение об избрании и прекращении полномочий членов наблюдательного совета принимается общим собранием и не может быть принято путем опроса (п. 1 ч. 2 ст. 36 Закона об обществах).

  • Должностные лица

Законом об обществах определяется перечень тех, кто является должностными лицами общества. Так, должностными лицами общества являются «члены исполнительного органа, наблюдательного совета, а также другие лица, предусмотренные уставом общества». Таким образом, по логике нормы, если в уставе общества прямо не сказано о том, что назначение на определенную должность делает данное лицо должностным, тогда данное лицо (которое не является членом исполнительного органа или наблюдательного совета) не приобретает этот статус.

При таком подходе новелла может иметь влияние на ситуацию, когда необходимо определять, кто является должностным лицом общества (например, при привлечении должностного лица к ответственности за административное правонарушение). Обычно к должностным относят лица, которые выполняют организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в обществе. Например, должностным лицом может быть признан и руководитель отдела, учитывая наличие у него указанных функций, а также «закрепление» определенной сферы деятельности общества за этим руководителем.

В уставе общества, обычно, не регулируется вопрос касательно отнесения тех или иных должностей к категории «должностное лицо». Поэтому отсутствие необходимых формулировок в уставе и наличие исключительного перечня должностных лиц в Законе об обществах может привести к тому, что виновные будут избегать ответственности ввиду отсутствия у них статуса должностного лица, а вся ответственность автоматически будет полагаться на членов исполнительного органа. В свете нового определения понятия «должностное лицо» отдельного анализа потребует применение норм административного и уголовного законодательства касательно ответственности должностных лиц.

  • Ответственность должностных лиц

Законом об обществах усилена гражданско-правовая ответственность руководства общества.

В частности, должностные лица общества, виновные в нарушении порядка совершения крупных сделок или сделок с заинтересованностью, солидарно отвечают за убытки, причиненные обществу (ч. 5 ст. 44, ч. 4 ст. 45 Закона об обществах).

Должностные лица общества, виновные во введении в заблуждение участников общества касательно его финансового состояния, в частности путем подачи (включения) недостоверной информации в документы общества, что привело к совершению неправомерных выплат, несут вместе с участниками солидарную ответственность по обязательству о возврате выплат обществу (ч. 5 ст. 26 Закона об обществах).

Члены исполнительного органа могут также солидарно нести субсидиарную ответственность по обязательствам общества в случае, если вовремя не инициируют созыв общего собрания, если стоимость чистых активов общества снизилась более чем на 50 процентов по сравнению с данным показателем, по состоянию на конец предыдущего года и в течение трех лет с момента такого снижения стоимости активов общество будет признано банкротом (ч. 3 и ч. 4 ст. 31 Закона об обществах).

  • Уведомление кредиторов об уменьшении уставного капитала

Статья 19 Закона об обществах обязывает уведомлять кредиторов об уменьшении уставного капитала (как и действующий закон «О хозяйственных обществах», ст. 52). При этом законодатель игнорирует тот факт, что размер уставного капитала не является показателем имущественного состояния общества и его способности выполнять обязательства перед кредиторами. Об этом больше свидетельствует, в частности, стоимость и структура (ликвидность) чистых активов общества. Более того, сам Закон об обществах связывает размер чистых активов общества с определением крупной сделки и создает риски для кредиторов в виде освобождения должника от обязательств по сделкам, которые не были должным образом согласованы.

Несмотря на все приведенное, Закон об обществах не обязывает информировать кредиторов об уменьшении чистых активов общества более чем дважды. Есть только необходимость обсуждения этого в узком кругу участников. Какой смысл уведомлять кредиторов об уменьшении уставного фонда даже на копейку и не уведомлять об уменьшении чистых активов даже вдвое?

  • Нотариальное удостоверение решений

Закон об обществах предусматривает дополнение Закона Украины «О нотариате» положениями о том, что нотариусы удостоверяют решения органов юридических лиц, касательно которых законодательством установлена обязательная нотариальная форма или другое решение по желанию члена органа юридического лица.

Отметим, что действующее законодательство в некоторых случаях предусматривает обязательное нотариальная заверка подлинности подписей на решениях (в частности, на решениях уполномоченного органа управления юридического лица, которые подаются для государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре). Обязательная нотариальная форма установлена, например, для некоторых сделок, доверенностей от физических лиц и др. Однако ни одним законом не установлена обязательная нотариальная форма для решений органов юридических лиц.

Следует заметить, что в предыдущих редакциях законопроекта предлагали больше дополнений в Закон Украины «О нотариате», в которых в т. ч. была предусмотрена нотариальная форма решения органа юридического лица, однако, в последнюю редакцию законопроекта данные положения не прошли, а вот упоминание о нотариальном удостоверении решений ошибочно осталось.

Такая ошибка в терминологии, допущенная в Законе об обществах, может привести к отказу нотариусов в удостоверении подлинности подписей на решениях и требованию удостоверения решений именно по нотариальной форме. В то же время заверение подлинности подписи осуществляется с другой удостоверительной надписью. Любая ошибка в удостоверительной надписи, в свою очередь может привести к отказу государственного регистратора в осуществлении регистрационного действия и еще больше усложнить деятельность обществ.

  • Обжалование решения общего собрания

Законом об обществах исключается ч. 5 ст. 98 ГК Украины, а именно: «решение общего собрания может быть обжаловано участником общества до суда». Такое исключение было обусловлено тем, что в предыдущих редакциях законопроекта была предусмотрена отдельная статья с нормами о недействительности и ничтожности решений общего собрания в случае несоответствия закону, которая не попала в последнюю версию законопроекта.

В любом случае, право на обращение в суд все равно сохраняется, учитывая ст. 55 Конституции Украины и ст. 16 Гражданского кодекса Украины, по которым права и свободы человека и гражданина защищаются судом, и согласно которой каждое лицо имеет право обратиться в суд за защитой своего личного неимущественного или имущественного права и интереса.

Для требований о признании недействительным решение общего собрания общества будет применяться специальная сокращенная исковая данность – 1 год (дополнено п. 8 ч. 2 ст. 258 Гражданского кодекса Украины).

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2018

Просмотры 4178

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Валютное регулирование по-новому, в связи с принятием Закона Украины «О валюте и валютных операциях» 17 июля, 2018    575

РРО: очередные ожидаемые изменения 15 июня, 2018    424

Исключение технического переоснащения и другие изменения разрешительных процедур в строительстве 11 июня, 2018    203

Изменения в регулировании кассовых операций (полный обзор) 06 июня, 2018    493

Изменения в регулировании кассовых операций (продолжение) 01 июня, 2018    438

Изменения в регулировании кассовых операций 30 мая, 2018    1697

К теме ответственности за нарушения в сфере градостроительного законодательства 15 мая, 2018    474

Обеспечение судебных расходов как новое средство борьбы с необоснованными исками 14 мая, 2018    293

Оценка воздействия на окружающую среду при реализации проектов на действующих предприятиях 27 апреля, 2018    308

Существенные риски для хозяйственной деятельности в связи с принятием закона о корпоративных договорах и закона об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью 22 марта, 2018    4741

При каких условиях возможно проведение внеплановых проверок в 2018 году? 19 марта, 2018    454

Перечень органов государственного надзора (контроля), на которые не распространяется действие Закона Украины «О временных особенностях осуществления мер государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности» 19 марта, 2018    200

Прокомментировать