+ Слово должно быть в результатах поиска. - Исключение слова из результатов поиска. * Слово начинается/заканчивается на текст перед/после символа. ""Поиск слов в составе фразы.

 

Проект закона № 2179 относительно финансового мониторинга – беспрецедентные штрафы и риски злоупотреблений

26 ноября, 2019 Информационные письма

01 ноября 2019 года Верховная Рада в первом чтении приняла проект Закона № 2179 «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения» (далее – Проект 2179).

Этот проект излагает в новой редакции основной закон касательно финансового мониторинга (№ 1702-VII) с аналогичным названием, а также вносит ряд изменений в другие законы. Проект 2179 призван имплементировать требования Директивы (ЕС) 2015/849 «О предотвращении использования финансовой системы для отмывания денег и финансирования терроризма» и Регламента (ЕС) 2015/847 «Об информации, сопровождающей денежные переводы».

Согласно ст. 20 Договора об ассоциации с ЕС, Стороны обеспечивают имплементацию соответствующих международных стандартов, в частности, стандартов Группы по разработке финансовых мероприятий по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма (далее – FATF) и стандартов, равнозначных тем, которые были приняты Союзом.

Большинство положений упомянутых нормативных актов ЕС уже имплементированы в национальное законодательство Украины. Однако, как указано в пояснительной записке, «процесс имплементации еще не завершен».

Проект 2179 внедряет целый ряд изменений, однако нас больше беспокоит одно, а именно – штрафы за нарушение этого закона. Дело в том, что к субъектам первичного финансового мониторинга (на которых возлагается целый набор обязанностей по отслеживанию операций своих клиентов и сообщение о «подозрительных операциях» в Госфинмониторинг) относятся не только банки и финансовые компании, а и много других специалистов, которые предоставляют профессиональные услуги (например, риелторы, юристы, адвокаты, аудиторы, бухгалтеры). Проект 2179 добавляет сюда еще и, в частности, налоговых консультантов.

Как уже указано, на них возлагается много обязанностей по проведению финансового мониторинга. Среди этих обязанностей есть как критически важные (например, сообщение об отмывании средств), так и менее важные, связанные с формальными моментами, ведением документации и т.п.

Действующий закон предусматривает применение штрафов к субъектам финмониторинга за нарушение обязанностей в сфере финмониторинга в размере от 300 до 2 000 НМДГ (то есть от 5 100 грн до 34 000 грн), если речь идет о юридических лицах. В 2017 году Комитет экспертов Совета Европы по оценке мер по борьбе с отмыванием денег (MONEYVAL) проводил оценку соответствия выполнения Украиной 40 рекомендаций FATF по борьбе с отмыванием денег, финансированием терроризма и распространением оружия массового уничтожения. Был подготовлен соответствующий отчет, который в значительной степени актуален и сегодня. При оценке выполнения рекомендации 35 (санкции) в этом отчете было написано, что общая структура санкций в действующем Законе № 1702-VII «имеет ограниченную пропорциональность и сдерживающий эффект».

И здесь видно, что если нашим чиновникам сказать, что где-то ответственность бизнеса недостаточно пропорциональная, то они будут «рады перестараться» и предложат такие штрафы, что в голове не укладывается.

В Проекте 2179 предлагается установить штрафы в размере до 170 000 000 (сто семьдесят миллионов!) грн на финансовые учреждения (кроме банков) и до 34 000 000 грн – на нефинансовые учреждения. Такие суммы штрафов являются практически беспрецедентными. Очень мало контролирующих органов имеют полномочия применять настолько значительные финансовые санкции.

Состав правонарушений очень размытый. Так, максимальный штраф может быть наложен за «необеспечение надлежащей организации и проведение первичного финансового мониторинга, отсутствие надлежащей системы управления рисками».

Теперь полномочия касательно наложения настолько крупных штрафов на столь нечетких основаниях предлагают дать работникам Минфина, Минюста, Госфинмониторинга (в зависимости от того, к чьей сфере контроля относится субъект). Теперь эти органы смогут буквально решать судьбы целых бизнесов одним штрафом.

Проект декларирует, что при определении вида мер воздействия и/или размера штрафа будут учитываться обстоятельства (например, серьезность и длительность нарушения, финансовое состояние субъекта). Однако никакой больше конкретики нет. Отсутствует четкий порядок расчета штрафов.

Символический штраф или миллионный – это будет зависеть исключительно от дискреции инспектора. Это просто приглашение к коррупции! По опыту можно сказать – наши чиновники точно будут злоупотреблять своими правами налагать столь значительные штрафы.

Возьмем, например, адвокатов – над ними надзор по вопросам финансового мониторинга осуществляет Минюст. Теперь чиновники Минюста получат право наложить штраф, который уничтожит практически любую адвокатскую фирму, причем за формальные нарушения в документообороте. Как это повлияет на независимость адвокатуры – вопрос риторический.

Предлагается сохранить действующий подход к штрафам, где постановление о наложении штрафа является исполнительным документом, а его обжалование не останавливает исполнение. То есть даже если обжаловать очевидно незаконный штраф – его все равно придется платить, и только потом обжаловать.

Конечно, можно остановить исполнение постановления через суд как средство обеспечения иска, но это вопрос дискреции суда.

Мы считаем, что принятие закона во втором чтении в таком виде является недопустимым. Подход к санкциям должен быть кардинально пересмотрен. Ведь рекомендации FATF – одно дело, а проверки украинскими чиновниками – другое, и очень реальное, к тому же. В таком виде Проект 2179 больше навредит, чем поможет.

Наши предложения следующие. Во-первых, любой штраф не должен быть первой мерой воздействия. При выявлении любого нарушения (кроме наиболее критических) первой мерой должно быть предписание, в котором инспектор укажет конкретное нарушение и конкретные действия, которые необходимо совершить для его исправления. Предприятию должно быть предоставлено достаточно времени для исправления нарушения или его обжалования в суде (если предприятие считает его незаконным), с продлением срока исполнения на период обжалования. И только если предписание не будет выполнено или успешно обжаловано, на предприятие может быть наложен штраф. Кстати, такой подход неплохо бы распространить на все штрафы к бизнесу, а не только касательно финмониторинга.

Во-вторых, если уже речь дошла до штрафа, то должна быть четкая методика расчета его размера. Максимальный размер должен быть уменьшен на порядки, или, по крайней мере, привязан к обороту или другим объективным показателям предприятия.

Без таких предохранителей принимать Проект 2179 в целом – очень опасно.

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2019

Просмотры 789

КОММЕНТАРИИ

  1. фінансовий моніторинг
    Lozenko Inessa 26 ноября, 2019

    Нажаль, штрафи це не єдине, що складно зрозуміти в рамках даного законопроєкту. І це справді насторожує.
    Наприклад, виявлення публічних діячів. В діючому законі зазначено, що ПЕПами вважаються особи ще три роки після їх звільнення. В проєкті цих термінів немає. Буде потрібно аналізувати силу впливу колишнього чиновника на певний бізнес. При цьому, методологія відсутня.
    Крім того, в проєкті використовується термін «тісні ділові зв’язки», який СПФМ та СДФМ може трактуватись по різному.

    Крім того, СПФМ потрібно буде повідомляти про розбіжності між даними в ЄДР та іншими даними, які СПФМ потрібно буде вишукувати в інших джерелах. На мою думку, це обо’язок зовсім інших органів влади, а не СПФМ.
    І таких змін дуже багато.

Прокомментировать