Раскрытие информации о конечных выгодоприобретателях (бенефициарах): станет ли прозрачней структура собственности предприятий?

17 октября, 2014 Эксклюзив

Читать часть вторую

14 октября на пленарном заседании Верховная Рада Украины приняла ряд важных и ожидаемых законодательных актов, направленных, в частности, на борьбу с коррупцией, и создание механизмов, которые сделают более прозрачной структуру собственности.

Одним из нововведений, которое коснется наиболее широкого круга лиц, можно считать принятие Закона № 5114 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты об определении конечных выгодоприобретателей юридических лиц и публичных деятелей» (далее – «Закон»).

Вышеупомянутым Законом вводится два основных нововведения:

  • обязанность юридических лиц сообщить о своих конечных выгодоприобретателях;
  • открытие Государственного реестра вещных прав на недвижимое имущество.

В этой статье мы проанализируем вопрос относительно введения обязанности юридических лиц сообщить о своих конечных выгодоприобретателях.

Согласно изменениям, которые вносятся Законом, Хозяйственный кодекс Украины дополняется статьей 641 «Конечный выгодоприобретатель предприятия», согласно которой предприятия, кроме государственных и коммунальных предприятий, обязаны устанавливать своего конечного выгодоприобретателя, регулярно обновлять и сохранять информацию о нем, и предоставлять ее государственного регистратору, в случаях и в объеме, предусмотренных законом.

Причем соответствующую обязанность будут иметь не только вновь созданные юридические лица, но и те, которые были зарегистрированы ранее. Так, раздел II «Заключительные и переходные положения» Закона предусматривает, что юридические лица, зарегистрированные до вступления в силу принятого закона, подают государственному регистратору сведения о своем конечном выгодоприобретателе, в том числе конечном выгодоприобретателе их учредителя, если учредитель — юридическое лицо, в течение шести месяцев со дня вступления в силу принятым законом.

Кто является «конечным выгодоприобретателем»?

Конечным выгодоприобретателем Закон определяет физическое лицо, которое имеет возможность оказывать решающее влияние на управление или хозяйственную деятельность юридического лица (соответствующее определение включается в Закон Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма»).

Понятие «решающее влияние» включает в себя, в том числе, прямое или опосредованное (через другое физическое или юридическое лицо) владение одним лицом самостоятельно или совместно со связанными физическими и/ или юридическими лицами долей в юридическом лице в размере 25 % или более уставного капитала или права голоса в юридическом лице.

Таким образом, физические лица, которые прямо или косвенно, единолично или совместно со связанными лицами, владеют долей в 25 % или более уставного капитала или права голоса в юридическом лице, будут считаться конечными выгодоприобретателями такого лица. Кроме того, Закон прямо устанавливает, что номинальные держатели (собственники), посредники или агенты не могут считаться конечными выгодоприобретателями.

В то же время, необходимо отметить, что понятие «решающее влияние» имеет достаточно широкое понятие и включает в себя также возможность влиять на юридическое лицо, не входя при этом формально в структуру его владельцев, в частности, путем реализации права владения или пользования всеми активами или их значительной долей, права решающего влияния на формирование состава, результаты голосования, а также совершение сделок, которые предоставляют возможность определять условия хозяйственной деятельности, давать, обязательные для исполнения, указания или выполнять функции органа управления.

Какая процедура предоставления информации о конечных выгодоприобретателях?

Закон устанавливает процедуру предоставления информации о конечных выгодоприобретателях юридического лица путем внесения изменений в Закон Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей».

Такая информация будет подаваться государственному регистратору и отображаться в Едином государственном реестре юридических лиц и физических лиц-предпринимателей (ЕГР). Так, ЕГР будет содержать:

  • перечень учредителей (участников) юридического лица;
  • информацию о конечном выгодоприобретателе юридического лица, в том числе конечном выгодоприобретателе его учредителя, если учредитель — юридическое лицо;
  • информацию о структуре собственности учредителей-юридических лиц, которая дает возможность установить физических лиц-владельцев существенного участия этих юридических лиц.

Закон предусматривает также исключения из правила – освобождаются от обязанности предоставлять информацию о конечном выгодоприобретателе и структуре собственности политические партии, творческие объединения и их территориальные ячейки, адвокатские объединения, торгово-промышленные палаты, государственные органы, органы местного самоуправления и их ассоциации.

Следует отметить, что информация с документами, подтверждающими структуру собственности учредителей – юридических лиц, позволяющая установить физических лиц-владельцев существенного участия этих юридических лиц, подавалась государственному регистратору и ранее, однако только в случае регистрации вновь созданных юридических лиц, и не включалась непосредственно в сведения, содержащиеся в ЕГР.

Однако со вступлением Закона в силу все эти сведения теперь будут содержаться в ЕГР, поэтому при их изменении информация об этом должна будет также предоставляться государственному регистратору и соответствующим образом отражаться в ЕГР. Таким образом будет реализован механизм обновления информации о конечном выгодоприобретателе и структуре собственности юридического лица.

Здесь нужно отметить, что Закон не разъясняет вопрос, что делать в случае, если конечным владельцем существенного участия в юридическом лице является компания, ни один из участников (акционеров) которой не владеет 25 % или более уставного капитала. Такие случаи часто случаются, когда материнская компания группы является публичной компанией, акции которой находятся в обращении на фондовом рынке.

С таким же вопросом на практике сталкивались и ранее, когда нужно было при регистрации юридического лица подавать информацию о структуре собственности учредителей, и тогда он также не был решен на законодательном уровне.

Для решения указанного вопроса Госкомпредпринимательства издал письмо от 22.12.2010 г. № 16499, в котором разъяснил, что в случаях, когда установить физических лиц-владельцев существенного участия невозможно, подается письменное заявление (заверение) учредителя юридического лица-нерезидента, составленное в произвольной форме с указанием причин невозможности предоставить информацию о физических лицах-владельцах существенного участия (в частности, отсутствие в законодательстве страны его происхождения возможности получения такого документа).

Можно предположить, что на практике в случае с сообщением о конечном выгодоприобретателе может быть применен аналогичный подход.

Следует также отметить то, что предоставление информации о конечном выгодоприобретателе будет иметь сугубо декларативный характер. То есть, если раньше при регистрации юридического лица подавались также документы, подтверждающие структуру собственности, то теперь предусмотрена подача только информации, с возложением всей ответственности за достоверность такой информации на лицо, подписавшее регистрационную карточку.

На первый взгляд, отсутствие обязанности подавать документы дает больше возможностей указать ложные данные. С другой стороны, необходимость подавать документы в подтверждение всей цепочки собственности при регистрации и при каждом изменении в этой цепочке значительно затруднило бы регистрационные процедуры и увеличило бы расходы ресурсов на них. С учетом того, что от подачи поддельных документов государственный регистратор также не застрахован, отмену необходимости подавать документы можно оценить положительно.

Какая ответственность за непредоставление информации или предоставление ложных сведений о конечном выгодоприобретателе?

За непредоставление государственному регистратору информации о конечном выгодоприобретателе Закон устанавливает административную ответственность руководителя юридического лица или лица, уполномоченного действовать от имени юридического лица (исполнительного органа), в виде штрафа от трехсот до пятисот необлагаемых минимумов доходов граждан (5 100 — 8 500 грн). О представлении недостоверной информации в Законе ничего не сказано.

Интересно, что в первоначальном варианте проекта Закона за непредоставление государственному регистратору информации о конечном выгодоприобретателе или за предоставление заведомо ложной информации было предложено установить уголовную ответственность (штраф до 34 000 грн или общественные работы на срок до 240 часов). Однако в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению было решено смягчить ответственность и заменить уголовную ответственность административной. Мотивация этого решения заключается в том, что директор или другой уполномоченный служащий фирмы иногда в принципе не может знать конечного выгодоприобретателя. Подобная мотивация выглядит не очень убедительной, ведь уголовную ответственность предлагалось установить за предоставление заведомо ложной информации.

Итак, как мы видим, ответственность, установленная непосредственно Законом, является не очень суровой. Однако нет оснований не применять к его нарушению санкции, установленные другими законами. Так, например, в конце прошлого года был принят «антирейдерский» закон № 642-VII от 10.10.2013 г. «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования правового регулирования деятельности юридических лиц и физических лиц-предпринимателей». Указанным законом Уголовный кодекс Украины дополнен статьей 2051, согласно которой установлена ответственность за «умышленное предоставление документов, содержащих заведомо ложные сведения, государственному регистратору», максимальная мера которой – два года лишения свободы. Соответственно, предоставление регистрационной карточки с ложными сведениями о конечном выгодоприобретателе юридического лица также вполне подходит под приведенный состав преступления. Нужно будет только доказать, что заявитель умышленно и заведомо указал ложь в документах, предоставленных им государственному регистратору.

Как Закон будет работать на практике, и сможем ли мы в реестре увидеть реальных владельцев бизнеса?

Конечно, говорить об абсолютной уверенности в том, что закон заработает или наоборот, не заработает, так как того хотели законодатели, еще рано (тем более что принятый закон еще не подписан Президентом, да и вообще в публичном доступе пока отсутствует финальная редакция Закона). Однако, основываясь на его версии, подготовленной ко второму чтению, некоторые выводы можно сделать уже сейчас.

Нам кажется, что для практической реализации Закона существуют значительные трудности. Довольно часто в конце цепочки оффшорных фирм, контролирующих украинское юридическое лицо, оказывается так называемый «номинальный владелец», то есть человек, зарегистрированный как акционер компании, однако заключивший с другим лицом (реальным владельцем) договор о передаче ему всех прав на управление компанией и отказ от таких прав со своей стороны. Да, Закон действительно указывает, что номинальный владелец не может считаться конечным выгодоприобретателем. Однако доказать «нереальность» такого владельца будет достаточно сложно без поддержки органов власти страны регистрации юридического лица-нерезидента. В то же время, далеко не все оффшорные юрисдикции согласятся раскрывать информацию украинским органам власти.

Помимо использования номинальных владельцев есть и ряд других способов скрыть реальных бенефициаров, например использование юридических лиц, которые де-юре не имеют бенефициаров (трасты, благотворительные фонды по законодательству некоторых стран юридически могут не иметь бенефициаров), но фактически контролируются определенным лицом, или использование акций на предъявителя (хотя сейчас многие даже оффшорные юрисдикции уже отказались от такого инструмента в его первоначальной форме).

Однако помимо объективных трудностей, связанных с особенностями функционирования оффшорных юрисдикций, следует также отметить ряд спорных вопросов самого закона.

Одной из основных задач Закона было «засветить» именно чиновников и других публичных деятелей как конечных выгодоприобретателей украинских предприятий, однако почему-то обязанность декларировать конечных выгодоприобретателей возложена только на предприятия, в то время как сами чиновники такой обязанности не имеют.

Так, пакет антикоррупционных законов, принятый Верховной Радой Украины 14 октября, включает также новый основной закон в этой сфере, а именно Закон Украины «О предотвращении коррупции» (на базе законопроекта № 5113 от 30.09.2014 г.). Статья 46 этого закона определяет объем информации, подлежащей декларированию самими чиновниками. В частности, подлежат декларированию акции, принадлежащие субъекту декларирования или членам его семьи, другие корпоративные права, принадлежащие субъекту декларирования или членам его семьи, с указанием наименования каждого субъекта хозяйствования, его организационно-правовой формы, кода Единого государственного реестра предприятий и организаций Украины. Во-первых, такую формулировку можно растолковать так, что декларируются корпоративные права только по отношению к украинским предприятиям, в то время как отечественные чиновники более вероятно будут иметь долю в компаниях, находящихся ближе к тропикам. Во-вторых, понятие «корпоративные права» само по себе значительно уже, чем понятие «конечный выгодоприобретатель» (как указано выше, реальный владелец часто скрывается за трастом или номинальным держателем).

Таким образом, по нашему мнению, Закон Украины «О предотвращении коррупции» следовало бы дополнить обязанностью самих чиновников и членов их семей декларировать не только «корпоративные права», а и все компании, конечными выгодоприобретателями которых они являются (в том числе совместно со связанными лицами или опосредованно через доверенности, трасты, номинальных держателей и другие оффшорные инструменты).

С учетом всего вышесказанного, представляется, что Закон не приведет мгновенно к полному открытию всех реальных владельцев бизнеса в Украине – этому мешают как объективные сложности, связанные с особенностями функционирования оффшорных юрисдикций, так и недостатки самого Закона, которые, надеемся, будут исправлены в будущем. Однако принятие Закона даже в такой редакции само по себе является важным и положительным фактором, который указывает, что Украина становится на путь большей прозрачности. Если и дальше идти по этому пути, то возможностей для нечистых на руку чиновников скрыть свое состояние будет становиться все меньше и сделать это будет все труднее. Тем более, США и страны Евросоюза в рамках борьбы с отмыванием средств и уклонением от уплаты налогов сейчас активно противодействуют конфиденциальности конечных бенефициаров и с этой целью используют свое влияние на оффшорные юрисдикции для изменения их законодательства в направлении более прозрачной структуры собственности. Главное – это наличие политической воли исполнять принятый закон и развивать его в дальнейшем.

Обращаем внимание, что в настоящее время для анализа доступен только текст законопроекта на официальном сайте Верховной Рады Украины, подготовленный ко второму чтению, тогда как окончательно принятая редакция Закона (которая будет опубликована после подписания Президентом Украины) может существенно отличаться от размещенного проекта.

Обращаем Ваше внимание на то, что приведенный выше комментарий не является консультацией и предлагается в информационных целях. В конкретных ситуациях рекомендуется получение полной профессиональной консультации.

С уважением,

© WTS Consulting LLC, 2014

Просмотры 22005

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Практические аспекты раскрытия информации о конечных бенефициарных собственниках: сложности с регистрационной карточкой и варианты их решения 12 мая, 2015    2602

Прокомментировать